Молитва за усопших протестанты

Все о религии и вере - "молитва за усопших протестанты" с подробным описанием и фотографиями.

Протестантизм и молитвы за усопших

Но если мы обратимся к символическим книгам раннего лютеранства, то его позиция в данном вопросе будет не столь однозначной. В Апологии Аугсбургского Исповедания Меланхтон говорит: «Нам известно, что древние говорят о молитве за мертвых, которой мы не запрещаем. Однако мы не одобряем отправления ex opere operato Причастия за мертвых» . Чуть далее Меланхтон отвечает своим католическим оппонентам, которые связывали лютеранское отрицание молитвы за умерших с ересью арианства. Назвав своих критиков ослами, Меланхтон упоминает, что св. Епифаний Кипрский порицал Ария за то, что тот доказывал бесполезность молитв за усопших. Разумеется, соратник Лютера спешит уверить, что «мы не защищаем Ария», мы, дескать, только отрицаем магическое понимание мессы, согласно которому определенное количество месс автоматически освобождает усопшего от тягостной судьбы, независимо от его воли. С этой критикой учения ex opere operato православные солидарны. Кажется, что лютеране не столько против молений за мертвых, сколько против злоупотреблений католичества. А если эти злоупотребления убрать, что дальше? Как быть с тем, что молитвы за умерших вроде бы разрешаются? Недаром Стивенсон пишет, что этот фрагмент Апологии может испугать «современного лютеранского читателя» . Что же их так пугает? Неужели необходимость молиться за собственных близких? Вот это христианская любовь!

Стивенсон считает данную фразу из Меланхтона уступкой. Это вероятно. Известно, что Меланхтон был мастером компромиссов и умел находить слова, подходящие разным исповеданиям (иногда кажется, что это просто незаменимый человек для нынешних экуменических собраний). В той же Апологии он утверждал, что лютеране одобряют почитание святых. Затем, правда, разъясняется, что это почитание сводится лишь к воспоминаниям и, в некоторой степени, к подражанию (учитывая, что лютеран не устраивает монашество и многие элементы аскетизма), но никак не к молитвам святым. Собственно, само построение фраз, – «мы не запрещаем», «мы не защищаем», – наводит на мысль, что автор постоянно оправдывается, стесняется сказать открыто о протестантской доктрине, не желая при этом признать правоту своих оппонентов. Ведь можно было бы сказать: мы, лютеране, согласны, что нужно молиться за умерших, мы разрешаем такую молитву; но нет, – «мы не запрещаем», – так да или нет? Конечно, ортодоксальный лютеранин 16 века никогда не стал бы защищать Ария. Но вместо того, чтобы написать «мы опровергаем Ария», автор Апологии предпочел опять «не». Понятно, что оказаться заодно с еретиком, отрицавшим учение о Троице, – компания не из приятных. Однако фактически так и произошло: лютеранская позиция по вопросу о молитвах за усопших оказалась очень похожей на позицию древних еретиков.

Характерно, что когда Юстас Йонас перевел текст Апологии с латыни на немецкий, то этот спорный фрагмент (мы не запрещаем молитв за мертвых) был убран, и сказано было только о благодарственных молитвах живых вместе с умершими святыми за вечные сокровища, которые даровал всем Бог. После этого и спорить стало не о чем. Впрочем, в 1528 году сам Лютер высказался так: «Что касается умерших, то поскольку в Писании ничего не сказано об этом, я не считаю грехом молиться следующей произвольной молитвой или подобной ей: «Возлюбленный Боже, если эта душа пребывает в состоянии, допускающем милость, будь к ней милостив». И если это сделать единожды или дважды, будет вполне достаточно» . Здесь молитвы за усопших, по крайне мере, в какой-то степени допускаются;.

Впрочем, и сегодня у протестантов не все однозначно в этом вопросе. Англиканский епископ Н.Т. Райт пишет: «..умершие.. остаются нашими братьями и сестрами во Христе. Когда мы совершаем евхаристию, они находятся с нами, вместе с ангелами и архангелами. Почему нам тогда не молиться за них и вместе с ними? Первые деятели Реформации и их последователи изо всех сил старались отказаться от «молитвы за умерших» именно потому, что это было тесно связано с представлениями о чистилище и о том, что усопшим надо как можно быстрее оттуда выбраться. Если отбросить идею чистилища.. нет никаких препятствий для молитвы за умерших и есть все основания – не для молитвы об избавлении от чистилища, но молитвы о том, чтобы умершие наслаждались покоем и наполнились Божьей радостью и миром» (Райт Т. Главная тайна Библии. – С.215). Если это и «реабилитация» молитв за усопших, то какая-то «слабая». Православные тоже отвергает идею чистилища, но они все же молятся за освобождение душ усопших из ада. Готов ли епископ Райт поддержать подобную практику, или у него, судя по всему, речь идет только о молитвах за усопших святых? Или все-таки он продолжает находиться под гипнозом реформационной критики католических представлений о молитвах об освобождении усопших от мучений как «выкупе» и «индульгенции»? Верно, видимо, последнее. Тем более, что тут же автор высказывается против почитания святых, т.к. не «находит» в Новом Завете идеи, что святые на небесах активно молятся за людей на земле или что святым нужно молиться. Из текста следует, что он продолжает видеть подобные идеи в юридическом свете: якобы христиане не могут обращаться к Отцу лично, и потому прибегают к помощи юридических посредников, своего рода адвокатов перед Верховным Судьей. Таким образом, епископ Райт, даже признавая в некоторой степени молитвы за усопших, все же отрицает «активную связь» между небесами и землей, т.к. продолжает воспринимать молитвенное общение со святыми или молитвы за усопших на юридический лад как сообщение «заслуг» и т.д., а не как общение в любви Господней. Но отрицание активной связи Неба и Земли – это отрицание Церкви..

Хорошо сказано! Только как быть с тем, что в символических книгах лютеранства папа отождествляется с антихристом? Конечно, когда Стивенсон в начале 90-х писал цитируемую книгу, он не мог знать, что кардинал Ратцингер станет папой Бенедиктом XVI, но теперь-то как быть? Выходит, лютеранин источает похвалы в адрес «антихриста»! Нехорошо получилось.. Стоит заметить, что в данной книге акцент на папе как антихристе несколько смягчен. Да, папство идентифицируется с антихристом, но при этом не оспаривается благочестие какого-либо отдельного папы (напр., того же Ратцингера). К тому же, по словам Стивенсона, «лютеранское богословие устанавливает некоторые ограничения отождествлению папства с антихристом .. допускается, что папство не исчерпывает всей тайны антихриста, а скорее воплощает собой наиболее сильное из проявлений этой тайны, с которым Церковь до сих пор сталкивалась в своей истории. Апология отождествляет «царство Магомета» и папство с «частью царства антихриста»; кроме того, Лютер заметил, что изреченное во 2Фес. 2, 7 предсказание исполнилось, когда Цвингли развязал войну против Христа в Его Таинстве Алтаря» .

Если папство только «проявление» антихриста, то с этим при известных замечаниях могут согласиться и православные. В обожествлении папы для православных всегда был явственен дух отступничества. Но представление о том, что папство – наиболее сильное проявление антихристова духа, не может быть разделено. А Наполеон, Гитлер да Ленин со Сталиным и другие монстры 20 века воплощают антихристов дух в меньшей степени, чем папство? Для православия отождествлять католическую церковь с частью «царства антихриста» – это значит не уметь отделять ложь папства от той истины, которая до сих пор присутствует в этом исповедании. Не очень понятно и то, насколько можно сближать ислам (царство Магомета) и католичество (папство). Для Лютера с его полемическим запалом и католичество, и ислам суть законнические религии, а это для виттенбергского реформатора чуть ли не сатанизм. На самом же деле ставить в один ряд ислам, отвергающий божественную природу и распятие Христа, и католичество, признающее все это, было бы весьма неразумным. Если же Лютер увидел «тайну беззакония» из 2Фес. 2, 7 в Цвингли, то православные не будут слишком сильно спорить с этим. Даже если лютеране скажут, что Цвингли – антихрист, мы не будем слишком возражать: конечно, он один из предтеч. Стивенсон полагает, что антихрист в 2Ин. 2, 7, отрицающий Христа во плоти явно указывает на Цвингли и всю реформатскую церковь, отрицающих присутствие Тела Христова в причастии. Суждение довольно здравое. Не следует ли отсюда, что антихрист глубоко запрятан уже в истоках реформации? Добавим, что лютеране не отрицают прихода последнего антихриста, который, по-видимому, уже не ассоциируется с папами. Впрочем, нынешнее лютеранство вообще не столь буквально повторяет мысли эпохи реформации. Например, в современных лютеранских комментариях к Библии, «человек греха» из 2Фес. трактуется так: «Лютеранская традиция называет «человеком греха» папство. Но это должно оставаться лишь историческим суждением, а не библейской истиной. В посланиях Павла «есть нечто неудобовразумительное» (2Пет. 3, 16)» . Т.е. фактически признается, что библейская истина может отличаться от лютеранской традиции, а иначе трудно будет согласовать «человека греха» в лютеранской традиции с антихристом из Откровения Иоанна.

С сожалением приходится констатировать, что либерализм пустил глубокие корни в протестантской эсхатологии. Уже столетие назад Альберт Швейцер предлагал следующую эсхатологическую интерпретацию евангелий: «Осознавая Себя Сыном Человеческим, Иисус возложил руку на колесо мира, чтобы сделать то последнее вращение, которое должно было привести к завершению всю обычную историю. Оно отказалось вращаться, и Он изо всей силы налег на него. Тогда оно действительно тронулось и раздавило Его. Вместо того, чтобы породить эсхатологические обстоятельства, Он разрушил их. Колесо продолжает вращаться, и на нем висит изуродованное тело неизмеримо великого Человека» . Картина апокалиптическая и не такая уж далекая от полного безбожия. Если Сам Бог не устоял перед колесом истории, то кто устоит? В этих словах известного либерального протестанта можно увидеть символическую картину реформации. Это колесо, которое, начиная с 16 века, успешно перемалывает христианские истины; в конце концов, оно перемалывает Богочеловека, распиная Его во второй раз, распиная Его непрерывно, поскольку реформация не может прекратиться ни на минуту. Люди, которые отвергли жертвоприношение Христа в Евхаристии, теперь сами приносят Его в жертву, – в жертву собственным лжеизмышлениям. И эта антилитургия постоянно совершается. Это колесо реформации, как и колесо сансары, приводит к постоянным перерождениям, только перерождения эти все хуже и хуже. И, в отличие от буддизма, эти перерождения приводят ко все большему исчезновению, погружению в «нирвану» реформации, в ад. Как же прекратить работу этой мельницы? Когда изуродованное Тело Богочеловека воскреснет, и колесо перестанет вращаться? Думаю, что на эти вопросы протестанты и сами хотели бы ответить больше всего.

Митрополит Макарий приводит множество ссылок на отцов Церкви, начиная с 4-го века, хотя «намеки» на учение о мытарствах видит уже у Тертуллиана, Оригена и св. Ипполита. Мы не собираемся сейчас излагать это учение; заметим только, что православные богословы в данном случае часто цитируют слова ангела, сказанные преп. Макарию: «земные вещи принимай здесь за подобие небесных». Лютеранским критикам тоже необходимо помнить это. Потому митр. Макарий замечает: «Надобно представлять мытарства не в смысле грубом, чувственном, а, сколько для нас возможно, в смысле духовном, и не привязываться к частностям, которые у разных писателей .. при единстве основной мысли о мытарствах, представляются различными» . Как видим, и безо всякой критики со стороны протестантов, православные признают, что данное учение не извлечено в готовом виде из Библии. Но ведь никакая богословская доктрина не извлекается сразу из Писания, – она всегда опосредуется Преданием или преданиями. В частности, это касается и реформаторского «непоминания» умерших. Стивенсон приводит цитату из Роуза о прохождении души через поднебесные заставы, на каждой из которых испытывается та или иная форма греха, комментируя ее так: «Если бы такой путь в точности отображал порядок вещей в загробной жизни, то путешествие кающегося разбойника быстро прекратилось бы при встрече с демонами, несущими особую ответственность за отслеживание грехов, связанных с мятежом и кражей» .

Что же касается примера с благоразумным разбойником, упоминаемого Стивенсоном как опровержение учения о мытарствах, то ведь Сам Христос обещал ему: ныне будешь со Мною в раю. Из этих слов Господа нельзя делать правило на все времена, т.е. догмат: мы не висим на кресте рядом с Христом 2000 лет назад и не признаем в этом состоянии Его Господом. Православные авторы, к тому же, не отрицают, что по особой милости Бога человек может быть избавлен от мытарств. В данном случае особая милость Иисуса налицо. Разбойник уверовал в Христа, в Его невинность и божественность, – и вошел в рай, т.е. вера вменилась ему в праведность. Есть ли у нас такая вера? Имеем ли мы дерзость сказать Господу, что есть? В противном случае и предусмотрены мытарства. Лютеране понимают, что даже праведники умирают, не будучи абсолютно чисты: стало быть, душа после смерти должна пройти через испытания, в которых реализуется ее свобода, чтобы очиститься окончательно, ведь очищение не происходит автоматически и насильственно, – иначе это было бы реанимацией католических представлений о чистилище. Но вместо учения о мытарствах, Лютер в Большом катехизисе предлагает такой вариант: «Когда же мы возвратимся в прах, Святой Дух совершит все это в мановение ока» . Но это вряд ли напрямую выведено из Писания: просто собственное мнение Лютера становится преданием лютеранства и вытесняет как искаженное католическое предание, так и Предание Церкви. «Мановение ока» здесь просто ставится вместо сорока дней решения участи души согласно православному учению.

Bookitut.ru

Молитва за усопших

Почему псалтирь читают над умершим?

Мы читаем псалтирь над покойником, над усопшим, как бы выражая всю его жизнь, весь диапазон тех чувств, которые могли в нем быть: и покаянных, и ярых, и умиленных, и прекрасных, и темных, – все это мы приносим Богу как бы от его имени; мы не над ним читаем, а за него читаем, от него.

Когда молишься за усопших, бывает, что вспоминаются их грехи, и тогда молишься о прощении этих грехов, как будто они твои.

Я думаю, что Бог нам дает видеть или вспоминать грехи других людей для того, чтобы мы могли о них молиться. Если мы думали бы о людях, будто они чистое совершенство, что же мы с ними делать могли бы? А тут действительно мы вспоминаем одну вещь за другой и говорим: Господи, помилуй!

На Западе, особенно в протестантском мире, часто ставят вопрос о том, почему мы молимся о усопших, что это может им дать? Неужели я встаю перед Богом и говорю (я буду перефразировать по-своему, то есть на очень низком уровне): Господи, Иван Иванович был, конечно, дрянь; но мы же с Тобой друзья, и он мой друг, ну брось, пусти его в рай. Часто протестанты так воспринимают нашу молитву за усопшего. Он ведь от этого лучше не делается, слишком поздно ему делаться лучшим, а вместе с тем о чем же я прошу?

Мне кажется, что тут есть ряд очень важных моментов. Во-первых, раз ты пришел молиться о усопшем, это означает, что он не напрасно жил на земле, что он в тебе родил живое чувство любви, дружбы, сострадания. Значит, он что-то сделал своей жизнью над тобой, что тебя с ним связывает; и твое предстояние, твоя молитва о нем – свидетельство перед Богом: да, он не напрасно жил. Может быть, он многое и другое сделал, но это он сделал положительное. На отпевании мы стоим со свечами. Конечно, прямое и справедливое объяснение в том, что мы стоим со свечами вокруг гроба, как мы стоим в пасхальную ночь на утрени, свидетельствуя о воскресении. Но мы свидетельствуем еще и о другом: что усопший был тоже хотя бы малой свечой во тьме нынешнего века. Если я его – какой бы он ни был – мог полюбить и пожалеть, и теперь стоять за панихидой или на его похоронах, значит, он что-то родил во мне светлое, искру какую-то. Вот о чем мы говорим: "Господи, все знают, что у него были те или другие недостатки, но я свидетельствую, что не только недостатки были, он был искрой света для меня; и это не может пропасть". Мне кажется, что в этом основной, глубокий, сердцевинный смысл молитвы о усопших. А когда мы вспоминаем его грехи, то мы приносим Богу молитву уже конкретно: да, Господи, он был таким, сяким, он был этаким, но несмотря на это, смотри, что он надо мной сделал: я его полюбил. И мне кажется, что есть гораздо более глубокая, интимная связь между людьми, которые друг друга встретили. Я говорю не: прошли мимо друг друга, а: встретили.

Мне вспоминается рассказ из жизни хасидов об одном молодом раввине, Цусия. Он умел воздействовать потрясающим образом на всех людей, возбуждая в них покаяние, возбуждая в них новую жизнь. Его как-то спросили: что он делает. И он ответил: “Когда ко мне приходит человек и рассказывает о зле, которое в нем есть, или когда я его вижу, я спускаюсь ступень за ступенью до глубин его греха, там я связываю корень его души с корнем моей, и начинаю каяться в его грехах, потому что это мои грехи, это наши грехи. Что же человеку остается делать, как не каяться, поскольку я каюсь. ”

Такое отношение должно быть к усопшему, да и к живому человеку.

Открытый христианский форум JesusChrist.ru

Добро пожаловать на Открытый христианский форум JesusChrist.ru. Для того чтобы писать в форуме, Вам необходимо зарегистрироваться и войти на форум через ссылку для входа.

# 121080

# 121090

# 121109

Душа вечно живущая.

Что Господь молитвы принемает ,так же известно.Книга Товита. Глава 12. Стих 15

Я– Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго.

Откровение ап. Иоанна Богослова (Апокалипсис). Глава 5. Стих 8

И когда он взял книгу, тогда четыре животных и двадцать четыре старца пали пред Агнцем, имея каждый гусли и золотые чаши, полные фимиама, которые суть молитвы святых.

Первое послание Петра. Глава 3. Стих 12

потому что очи Господа обращены к праведным и уши Его к молитве их, но лице Господне против делающих зло, (чтобы истребить их с земли).

И вообще во время молитвы человек обращается и соответствующи становится ближе к Богу.Думаю при этом человек видит в Нём своего Друга и Помошника,Заступника если хотите.

Что плохого делает человек если молится за ушедших в вечность?Скажите по Истине. Коротко . Ясно. Понятно.

# 121140

Поэтому можно и без толку молиться.

“. если упадет дерево на юг или на север, то оно там и останется, куда упадет.”

Если какой покойник воскреснет во плоти, тогда конечно же будем за него молиться, а вот если не воскреснет, тогда все уже во власти Господа.

# 121142

# 121147

# 121169

Вы лично произвели действие – я Вас на это не подбивал. (кто нашептал-то?)

Что-то Вы OLeg стали Oleg т.е. сами себе вопросы стали задавать и отвечать. К чему бы это?

Заповедь новую даю вам, да любите друг друга;

Исправлено пользователем Костя 09/12/03 08:22 PM.

О молитве за усопших. Вопрос протестантам

Сам я никак этого в толк не возьму. Почти все ваши позиции я понимаю, но это что-то загадочное.

Почему за живых людей молиться можно, а за ушедших нельзя?

Что, умерший человек уже не человек? Он не может надеяться на помощь Божию?

“Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы. ” (Лука 20/38)

Изменить после его смерти ничего уже нельзя.

Нигде в Библии нет примера молитв за умерших.

А взывание к мертвым, некромантия и спиритизм – запрещены Словом Божьим.

Спеши за помощью Божьей, пока ты жив, иначе будет поздно!

А я не возьму в толк, как это, человек жил не думая о Боге, умер, отпели, и он в раю.

Человек выбирает сам, где ему проводить вечность при жизни, после смерти выбора нет. Вы попробуйте живого человека убедить, что ему нужно верить в Бога. А как вы мертвого будите убеждать. При жизни молитесь, чтоб Господь помог ему уверовать и Бог пошлет испытания в которых может быть человек задумается ( но и это не гарантия, что он поверит). После смерти душа не блуждает она сразу уходит либо в ад, либо в рай. Перехода из одного в другое место нет. (Лука16).

42 и обратились к молитве, прося, да будет совершенно изглажен

содеянный грех; а доблестный Иуда увещевал народ хранить себя от

грехов, видя своими глазами, что случилось по вине падших.

43 Сделав же сбор по числу мужей до двух тысяч драхм серебра, он

послал в Иерусалим, чтобы принести жертву за грех, и поступил весьма

хорошо и благочестно, помышляя о воскресении;

44 ибо, если бы он не надеялся, что павшие в сражении воскреснут, то

излишне и напрасно было бы молиться о мертвых.

45 Но он помышлял, что скончавшимся в благочестии уготована

превосходная награда, – какая святая и благочестивая мысль! Посему

принес за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха.

Оценка 4.1 проголосовавших: 42
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here