Верую и исповедую молитва

Все о религии и вере - "верую и исповедую молитва" с подробным описанием и фотографиями.

Молитва на Литургии

Часть пятая

О Богослужении Православной Церкви

Молитва на Литургии пред Св. Причащением

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живого, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый (или первая) есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Верую, Господи, открыто признаю, объявляю, что Ты поистине Христос, пришедший в мир грешных спасти, из которых первый (ая), т. е. самый (ая) большой (ая) есть я. Еще верую, что это есть самое пречистое Тело Твое, и эта самая есть честная Кровь Твоя. Поэтому молюсь Тебе: помилуй меня, и прости мне прегрешения, сделанные по собственной воле, и сделанные против моего желания, которые я сделал (ла) словом или делом, знавши или не знавши, что это грешно. И удостой меня безнаказанно причаститься пречистых Твоих Таинств, для прощения грехов и для получения вечной жизни.

Вечери Твоея тайные днесь, Сыне Божий, причастника (причастницу) мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во царствии Твоем.

Сын Божий, сделай меня сегодня участником (участницей) Твоей Тайной вечери: я врагам Твоим не открою тайны, и не дам Тебе такого поцелуя, как Иуда, но как разбойник (покаявшийся на кресте) верую в Тебя и говорю Тебе: вспомни меня, Господи, в Твоем Царстве.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Господи! пусть будет мне причащение Святых Твоих Таин не в осуждение или наказание, но во исцеление души и тела.

Исповедую – перед всеми открыто признаю, объявляю; от них же – из которых; аз – я; убо – поэтому; ведение – знание; неведение – незнание; сподоби – удостой; неосужденно – не осудив меня за это, – безнаказанно; оставление – прощение.

Вечеря – ужин; Тайная вечеря – та вечеря, на которой Иисус Христос установил таинство Причащения; причастника мя приими – сделай меня участником; бо – потому что; повем – открою, скажу; лобзания – целования, поцелуя; помяни мя – вспомни меня.

Закон Божий

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешные спасти, от них же первый (или первая) есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия самая есть честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Верую, Господи, открыто признаю, объявляю, что Ты поистине Христос, пришедший в мир грешных спасти, из которых первый (ая), т. е. самый (ая) большой (ая) есть я. Еще верую, что это есть самое пречистое Тело Твое, и эта самая есть честная Кровь Твоя. Поэтому молюсь Тебе: помилуй меня, и прости мне прегрешения, сделанные по собственной воле, и сделанные против моего желания, которые я сделал (ла) словом или делом, знавши или не знавши, что это грешно. И удостой меня безнаказанно причаститься пречистых Твоих Таинств, для прощения грехов и для получения вечной жизни.

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника (причастницу) мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во царствии Твоем.

Сын Божий, сделай меня сегодня участником (участницей) Твоей Тайной вечери: я врагам Твоим не открою тайны, и не дам Тебе такого поцелуя, как Иуда, но как разбойник (покаявшийся на кресте) верую в Тебя и говорю Тебе: вспомни меня, Господи, в Твоем Царстве.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Господи! пусть будет мне причащение Святых Твоих Таин не в осуждение или наказание, но во исцеление души и тела.

Исповедую – перед всеми открыто признаю, объявляю; от них же – из которых; аз – я; убо – поэтому; ведение – знание; неведение – незнание; сподоби – удостой; неосужденно – не осудив меня за это, – безнаказанно; оставление – прощение.

Вечеря – ужин; Тайная вечеря – та вечеря, на которой Иисус Христос установил таинство Причащения; причастника мя приими – сделай меня участником; бо – потому что; повем – открою, скажу; лобзания – целования, поцелуя; помяни мя – вспомни меня.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Верую и исповедую молитва

Молитва святого Иоанна Златоустого

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое Пречистое Тело Твое, и сия есть самая Честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и жизнь вечную. Аминь.

От нихже первый есмь аз – из которых я – первый. Молюся убо – поэтому молюсь.

+ Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога Живаго… – Он говорит им: а вы за кого принимаете Меня? Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живаго. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах (Мф. 16, 15-17).

Пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. – Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый (Тм. 1, 15).

«Хотя бы и взошел на всю лествицу добродетелей, однако и тогда молись о прощении грехов, слыша, что святой Павел говорит о грешниках: «От них первый есмь аз».

С верою и любовью приступите

После того, как духовенство причастилось святых Тайн, верующие призываются к трапезе Господней: “Со страхом Божиим и верою приступите!”

Верующие приступают и вместе с причащающим епископом или священником читают молитву:

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живаго, пришедший в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз.

Еще верую, яко сие самое есть пречистое Тело Твое, и Сия есть Самая Честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в жизнь вечную.

Вечери Твоея тайныя днесь. Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя. Господи, во Царствии Твоем.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение святых Твоих Тайн, Господи, но во исцеление души и тела.

Потом все делают земной поклон и встают, говоря про себя: “Се прихожду к безсмертному Царю и Богу нашему”. Перед святой чашей каждый называет свое имя, так чтобы священник его слышал. Священник говорит: “Причащается раб Божий (имя) честного и святого Тела и Крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, во оставление грехов своих и в жизнь вечную”.

Причастившись, каждый целует край чаши, как бы пронзенное ребро Христово, из которого истекли кровь и вода (Ин.19:34). После этого принимается немного разбавленного водой вина и кусочек просфоры, которые находятся на отдельном столике. Это не всегда возможно, когда причастников очень много.

После причащения в тот день больше не встают на колени, так как слово Божие осуществилось: “Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем” (Ин.6:56).

После того, как все причастились, священник благословляет народ, провозглашая: “Спаси, Боже, люди Твоя и благослови достояние Твое”.

И как бы осмысляя, что присутствующий народ Божий испытал в свое спасение, поется:

Видехом свет истинный, прияхом Духа небесного, обретохом веру истинную, нераздельней Троице поклоняемся, та бо нас спасла есть.

Когда Святые Дары, при перенесении их с престола, выносятся пред народом, слышатся слова священника: “Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков”.

С этих слов начинается последняя часть Литургии, благодарение за участие в Тайнах Божиих. Продолжая благодарственный возглас священника, община поет:

Да исполнятся уста наша хваления Твоего, Господи, яко да поем славу Твою, яко сподобил еси нас причаститися святым Твоим, божественным, безсмертным и животворящим тайнам.

Это песнопение заканчивается прошением:

Соблюди нас в Твоей святыни, весь день поучатися правде Твоей. Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя.

Следующая за песнью благодарственная ектения заканчивается славословием того же содержания: “Яко Ты еси освящение наше, и Тебе славу возсылаем. Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков”.

Далее священник читает посреди общины заамвонную отпустительную молитву, которая как бы объединяет молитвенные темы Литургии:

“Благословляяй благословящия Тя, Господи, и освящаяй на Тя уповающия, спаси люди Твоя и благослови достояние Твое. “

Благословение Господне и т.н. отпуст, в котором поминают имена близких нашей Церкви святых и святых того дня, завершают Литургию. Верующие идут поклониться кресту, который держит в руке священник, давая им облобызать этот символ нашего искупления.

Так верующие, приняв участие в святой Евхаристии, несут святость в свои семьи и всю свою жизнь повторяют про себя молитву: “Соблюди нас в Твоей святыни, весь день поучатися правде Твоей. Аллилуйя”.

Так продолжается жизнь от Евхаристии к Евхаристии, стремясь к “мужу совершенному, к мере полного возраста Христова” до тех пор, пока “мы не увидим Его лицем к лицу”. (Еф.4:13, 1Кор.13:12). О Пасха велия и священнейшая Христе! О мудросте, и Слове Божий, и Сило! подавай нам истее Тебе причащатися, в невечернем дни царствия Твоего.

Верую и исповедую молитва

Перед причастием: Честное и пресвятое Тело Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа преподается мне (имярек), священнику, во оставление грехов моих и в жизнь вечную.

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко Сие есть Самое Пречистое Тело Твое и Сия есть Самая Честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися Пречистых Твоих Таинств во оставление грехов и в жизнь вечную. Аминь.

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но, яко разбойник, исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем. Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Честныя и Святыя Крове Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа причащаюся аз, раб Божий, священник (имярек) во оставление грехов моих и в жизнь вечную, аминь.

Отирая край потира: Се прикоснуся устнам моим, и отимет беззакония моя и грехи моя очистит.

Благодарим Тя, Владыко Человеколюбче, благодетелю душ наших, яко и в настоящий день сподобил еси нас небесных Твоих и безсмертных таинств. Исправи наш путь, утверди ны во страсе Твоем вся, соблюди наш живот, утверди наша стопы, молитвами и моленьми славныя Богородицы и Приснодевы Марии и всех святых Твоих.

Со страхом Божиим и верою приступите.

Народ: Благословен грядый во имя Господне, Бог Господь и явися нам.

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко Сие есть Самое Пречистое Тело Твое и Сия есть Самая Честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися Пречистых Твоих Таинств во оставление грехов и в жизнь вечную. Аминь.

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но, яко разбойник, исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем. Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела.

Народ: Тело Христово приимите, источника безсмерного вкусите.

Причащается раб Божий (имярек) честнаго и святаго Тела и Крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во оставление грехов и в жизнь вечную.

Страница

Верую,Господи, и исповедую.

Информация

Блажени плачущии, яко тии утешатся

Блажени кротцыи, яко тии наследят землю Показать полностью…

Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся

Блажени милостивии, яко тии помиловани будут

Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят

Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся

Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное

Блажени есте, егда поносят вам, и ижденут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради:

Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех: тако бо изгнаша пророки, иже (беша) прежде вас. Дата создания: 30 мая 2016

Действия

1 308 записей

Молодость сказала: «Ты как я сумей-ка…»

Зрелость отвечала: «Красота не вечна, Показать полностью…

Научись делиться красотой сердечной…»

Дом, семья, работа… Скучные оковы…»

Зрелость улыбалась, будто младшей дочке:

«Без оков семейных люди – одиночки…»

Молода, свободна, и красива, ясно?»

Зрелость отвечала: «Я тебя мудрее,

И с тобой, малышка, спорить не посмею…

Не в ночных гуляньях, не в Парижской моде…»

Молодость смеялась: «Глупости всё это,

Раз не в этом счастье, значит счастья нету»

Если жить с любимым небо позволяет,

Если смех детишек слышится из дома…

Ты ещё со счастьем, крошка, незнакома…»

Что ж ночами плачешь и о чём секреты?»

«Я ночами плачу…», – зрелость говорила:

«Потому что раньше это не ценила…»

Наша с вами жизнь такая же, как отрывной календарь. Он хоть и толстый – 365 дней в году, но это не бесформенная масса и не нечто неопределенное. Год нашей с вами жизни складывается из конкретного дня, из конкретного листочка. Его прожили, наполнили тем или иным содержанием, потом, как календарь отрывается. И это время уходит в вечность. Потом из этих конкретных листочков будет сложена наша жизнь. И когда, как говорит Священное Писание, книги нашей жизни разогнутся, то есть все мы увидим, люди увидят, Бог увидит, откроется книга нашей жизни и что в ней больше найдется, белого или черного – в зависимости от этого будет и наша дальнейшая жизнь. Поэтому, дай Бог, чтобы листы нашей жизни были белыми, убеленными верой, добрыми делами, убеленными молитвой. Не дай Бог запятнать какими-то грехами этот один совершенно конкретный день. Один день!

Мы каждым днем должны дорожить, наполнять его святостью. И когда встает вопрос каждый день: идти или не идти, делать или не делать, прочитать или не прочитать, помолиться или не помолиться, позвонить или не позвонить, навестить или не навестить, то нужно не откладывать на завтра, а стараться наполнить содержанием именно сегодняшний день!

Она уподобилась воину Христову, подавая всем нам пример святой православной христианской жизни. И давайте будем просить святую великомученицу Варвару, чтобы у нас хоть немножечко появилось христианской ревности, христианского огонька, христианской любви, христианской истинной веры и усердия!

Верую и исповедую молитва

      В ерую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога живого, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Еще верую, яко сие есть самое пречистое Тело Твое, и сия есть самая честная Кровь Твоя. Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением, и сподоби мя неосужденно причаститися пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов, и в жизнь вечную, аминь.

     Вечери Твоея тайныя днесь. Сыне Божий, причастника мя приими; небо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во царствии Твоем.

     Стихи эти Церковь наша православная влагает в уста каждому христианину, приближающемуся приобщиться Святейших Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, но не всякому, может быть, понятно, почему Церковь наша так делает. Скажем об этом хотя немного.

     Всепремудрый Бог наш, как пророк о Нем выразился, изобрел всяк путь художества, для нашего спасения. Он знал и прежде, что люди, и уверовавшие в таинство искупления, и по принятии Святого Крещения, будут грешить и через то терять свое спасение; потому, дабы предохранить их от гибели, Он изобрел особые для этого два дивные Таинства: Покаяние и Приобщение Святых Христовых Тайн, правильное употребление которых очищает все грехи, и после крещения сделанные.

     После сего захотим ли мы оставаться столько неразумными, чтобы любить греховную нечистоту и стоять на стремнинах погибели, не заботясь о своем спасении, отвергая отеческую любовь к нам Господа? Приидите вернии, приидите, ядим Его хлеб, и пием вино, еже Он раствори нам. Оставим безумие да поживем и во веки воцаримся. Когда какой-нибудь друг зовет нас к себе для угощения, то он сначала приглашает сам лично, а потом с приближением обеда посылает слуг своих для напоминания; – то же делает и Христос: Он не только сам лично приглашает всех Своих верных приобщаться часто Своей Божественной трапезы, но побуждает еще особыми призваниями через Церковь Свою, в лице учителей и иереев церковных. И послал рабов своих звать званых (Мф. 22,3). Правда, Святая Церковь по видимому довольствуется и нечастым с нашей стороны приобщением: она заповедует своим чадам исповедываться пред духовным отцом и приобщаться Тела и Крови Христовой четыре раза в год в посты или, по крайней мере и уже непременно, однажды в год; но что означает это? Означает ли это действительно довольство Церкви нашей? Нет! Церковь поступаете с нами в этом случае точно так, как поступает обыкновенно добрая и благоразумная мать со своим дитятей. Когда она видит, что дитя ее, по неразумию, капризам или болезни, не принимает пищи и тем подвергает себя изнурению сил, то она упрашивает его вкусить хотя немного пищи, в надежде, что приятность пищи возбудит в нем аппетит, и подкрепленный организм понудит его к большему и частому употреблению ее; так поступила с нами и Церковь наша, когда увидела, как огонь плотских страстей попалил в нас духовные стремления, как, подобно повальной болезни, возобладало нами пристрастие к земным благам, как озабочивает нас беспрестанно служение чреву и как все эти душевные недуги охладили сердце наше к Святейшему Таинству Причастия. Что же делает Церковь, когда видит, что холодность наша к Святому Причастию может довести нас до вечной погибели и приготовить нам ад со всеми его ужасами? Она проникается к нам снисхождением и говорит голосом любвеобильной матери. “Сын мой, удержись от страсти, овладевшей душею твоею, подумай о себе самом, позаботься о спасении своем, постарайся приобщиться небесного сокровища, хотя однажды в год, ради любви к тебе небесного Отца твоею и ради моего желания видеть твое спасение более, чем желает родная мать твоя, приближься к священной трапезе, приготовленной тебе Спасителем мира, чтобы укрепить душу твою, просветить ум твой, очистить чувства твои”. Святая Церковь допускает такое снисхождение к немощам нашим именно в той надежде, что христианин, усладившись духовно хотя однажды в год принятием Тела и Крови Христовых, быть может, восчувстует потребность и нужду в более частом причащении, хотя в то же время она желает и молит Господа, чтобы ее чада жили в такой христианской чистоте, которая бы давала им возможность и делала бы их достойными приобщаться не только каждый пост и месяц, но и всякую седмицу и даже каждый день, как было в начале христианства. Посему-то Церковь каждый раз, как совершается Божественная литургия, через своих служителей взывает к нам словами Господа: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов, пиите от нея вси, сия есть Кровь Моя нового завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов. За тем, после приобщения Священнодействующих, выносятся Святые Дары и к нам, и мы слышим приглашение: со страхом Божиим и верою приступите! Что же! Спешим ли мы ответить на это любвеобильное призвание Церкви своим деятельным участием в принятии Святых Даров? Нет. А было время, когда христиане с радостью спешили соединиться с источником жизни, спешили к слушанию слова Божия: молитва и приобщение Тела и Крови Господних составляли самое главное дело их жизни. Они же, говорит святой Евангелист Лука о христианах своего времени, постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении, и в преломлении хлеба и в молитвах (. ) каждый день единодушно пребывали в храме (Деян. 2: 42,46). Зато посмотрите, как святые нравы первенствующих христиан далеко отстоят от растленных нравов нашего времени! Если древние христиане постоянно жили и действовали в непосредственном соединении со Христом, то естественно, что вся жизнь их и дела проникнуты были благочестием и чистотою. И что странного, если наша жизнь оказывается жалкою, суетною, греховною, когда мы живем и действуем в удалении от Христа? Древние христиане предпочитали лучше впасть в когти льва или в зубы дикого зверя, чем отступить от Христа; охотнее соглашались быть брошенными в пламень разожженной печи, чем воздать честь языческим богам. А мы, никем не гонимые, сами добровольно удаляемся от Христа, и каждая страсть становится нашим идолом. Отсюда греховные нечистоты, осуждаемые законом Божиим, гнусные по самой природе, увы, являются с дерзновением в христианских домах. А между тем жизнь наша потекла бы иным путем, пороки не овладели бы нашим сердцем, мы не были бы рабами греха, если бы подобно древним христианам чаще принимали в себя Христа в Таинстве Причащения. Идя тем путем, каким шествовали они, мы обрели бы освящение и покой душам нашим. Вопросите о стезях Господних вечных, и видите, какой путь благ, и ходите по нему и обрящете очищение душам вашим! Но если пример древних христиан кажется для нас слишком удаленным и не производит в сердце нашем чувства ревности и подражания, то посмотрим повнимательнее на самих себя: что же мы видим? Мы постоянно жалуемся на немощь нашей природы, нашу удобопреклонность к греху, наше бессилие и слабость против греха. А если это так, то для чего же мы удаляемся от трапезы Господней, могущей укрепить немощи нашей природы и дать нам силу для борьбы с грехом? Если и обыкновенная здоровая пища, принимаемая телом, питает его, подкрепляет и врачует его ослабевшие силы, сообщает ему новые соки и содействует к дальнейшему возрастанию и продолжению его жизни, тем более должно ожидать подобных спасительных плодов не только для тела, но и преимущественно для души, от пищи Божественной, приемлемой нами достойно в Таинстве Евхаристии. Питаясь этой Божественной пищей, мы непосредственно соединяемся со Христом, источником всякого живота и благодати и раздаятелем всех духовных дарований, яже к животу и благочестию. Святое Причастие есть Божественный угль, от которого разгораются все наши телесные и душевные силы, подобно тому как разжигается золото в пламени огня. Огонь этот показал Бог образно Пророку Исаии, когда через одного из Серафимов поднес к устам его в клещах горящий угль: и в руке у него горячий уголь, который он взял клещами с жертвенника (Ис. 6,6). Святое Причастие, по выражению Церкви, есть огнь. В приступающих достойно к сему святейшему Таинству, огнь этот попаляет терние грехов, очищает душу, освящает помышления, утверждает мысли, просвещает все чувства, покрывает, сохраняет и соблюдает от всякого дела и слова душевредного. Святое Причащение есть пища и врачевство; оно врачует все недуги душевные, утишает бесчинные страсти, возбуждает святые помышления, укрепляет душу и хранит в ней силу. Но должно сказать с прискорбием, что таинство Тела и Крови Христовых не для всех приемлющих бывает благодетельно; некоторым оно служит не в спасение, а в осуждение и погибель. Это тем, которые дерзают приступать к Таинству с душою нечистою и оскверненною, не приготовив себя к принятию этого небесного дара. Как позванный на царский пир тяжко оскорбил бы и прогневал царя, если бы явился на пир в своей всегдашней раздранной и запятнанной одежде, – он не только был бы прогнан с пира, но и понес бы достойное наказание за свою дерзость; так равно прогневает царя и Владыку всех Господа Иисуса Христа тот, кто дерзает являться к Его Пречистой и Божественной вечери с своею всегдашнею душевною нечистотою и скверностью, не омытыми и не очищенными слезами покаяния. Такой не только лишается благодатных даров причащения, хотя и приступает к нему; но и готовит себе наказание за свою дерзость – неуважение к святости и величию Таинства. Причащение для таковаго есть огнь опаляющий недостойныя [1]. И Иуда Искариотский вместе с другими Апостолами причастился на тайной вечери от Самого Господа пречистых Тела и Крови Его, но так как он дерзнул принять оныя, не оставив своего коварного намерения предать Господа, то принял Святые Дары в суд себе и вечную погибель. Тогда диавол вполне уже овладел его умом, сердцем и волею, и он, как предсказал ему Господь, сотворил скоро (Ин. 13,27) – в ту же ночь привел он свой коварный замысел в исполнение. Посему-то святой апостол Павел, научая Коринфян достойно приступать к принятию Святых Тайн, открывал им, что если они после приобщения не укреплялись, а расслаблялись душою и телом и недуговали, если некоторые из них вскоре после приобщения умирали, то это происходило оттого, что они принимали Святое Причастие не с подобающей чистотою совести, не довольно рассуждая о величии дара благодати и о своем душевном расположении. Ибо кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1 Кор. 11,29).

     Святое обыкновение ежедневного причащения Святых Христовых Тайн продолжалось в первые века христианства без нарушения: но далее горячность и усердие в христианах начали охладевать. Многие желали только присутствовать при совершении литургии и слушать ее, но не приобщаться Святых Христовых Тайн. Против такой холодности к Таинству Причащения св. Иоанн Златоуст сильно вооружался, называя ее бесстудной [2] и не достойной христианина. Сетуя о таком обычае и укоряя подобных христиан, он восклицает: “Оле обычая, оле предприятия дерзости, туне жертва повседневная, туне предстоим жертвеннику, никто же есть причащайся! Неси ли достоин жертвы, ниже причащения? (Это было общим извинением у тогдашних христиан, равно как и у нынешних.) Слышиши стоящаго проповедника (Диакона), чего убо ради глаголет (оглашенным) “отыдите не могущие молитися”! Ты же ли стоиши бесстудно? Но ты неси от сих, а от могущих причаститися. И тако ли ничего же печешися? тако ли за ничто вменяеши вещь? Всяк не причащаяйся тайнам бесстуден есть и срамно стоящ. Ты пришел еси песнь воспеть со всеми, исповедал себя быти из числа достойных, поколику с недостойными не изшел еси, како убо пребыл и не причащаешися трапезы? Недостоин есмь, глаголеши, так недостоин ты и общения молитв, не только бо чрез предлежащие тайны, но и чрез песни возглашаемыя Дух отвсюду снисходит. Почему недостойнаго не достойны суть и очеса зрети сих, не достойны и слухи его”. Вот с какой глубокой скорбью отзывается учитель покаяния об удалении людей от Божественной нетленной трапезы.

     Есть, впрочем, некоторые из этих плотских людей, которые по временам воздыхают под тяжестью уз плоти своей и, чувствуя свое тяжкое рабство греху, хотят освободиться от него; совесть напоминает им слова псалмопевца: кто дал бы мне крылья, как у голубя? Я улетел бы и успокоился бы (Пс. 54, 7). Но есть, напротив, некоторые из них и такие, которые не только не тяготятся своим греховным состоянием, но и услаждаются им. Погрязши в тине греховной, они и не помышляют о перемене своей жизни и об очищении своей совести; вместо трапезы Господней, они ежедневно услаждаются трапезою бесовской, т.е. предаются всякого рода плотскому невоздержанию. Но если кто, то именно люди, чувствующие в себе силу греховных страстей, должны бы как можно чаще приступать к Святому Причащению, которое, укротив их страсти, потушило б пламень их греховных пожеланий и ввело б в их душу чистоту и святость; греховные навыки мало-помалу потеряли бы силу, и в сердце водворились бы мир, тишина и радость о Духе Святе. Возлюбленные чада Христовы! Оставим всякие поводы к нашему извинению в уклонении от Св. Причащения. Потому Господь и даровал нам это святейшее и спасительное Таинство, что мы великие грешники и без Божественной помощи никак не можем направить себя на путь спасения. Последуем блаженным словам Спасителя: Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное; оставьте неразумие и живите (Притч. 9,5). Если Христос хочет обогатить нашу жизнь небесными радостями, то не безумно ли с нашей стороны отказываться от них и не хотеть их принять? И если святая Церковь, любвеобильная мать наша, зовет нас от лица Христова, чтоб освятить душу нашу, то как мы, дети ее, осмеливаемся оказывать ей непослушание? Ужели не дорого вам вечное спасение души нашей? Ах! Сколько времени провел Адам в покаянии и скорби по изгнании из Божественного рая! Как горько ему было при мысли, что он вместо того, чтобы вкушать плоды с древа жизни, сообщавшего бессмертие, захотел вкусить от запрещенного древа и тем причинил себе смерть. И мы, братие, когда достигнем конца жизни своей, как будем сожалеть, как будем упрекать себя, что по своему нерадению уклонялись от Святого Таинства Причащения, источника бессмертия! Как будет нам горько, когда вспомним, что отказывались от хлеба жизни и чаши спасения – не почему-либо иному, как только потому, чтоб не стеснять себя в греховных удовольствиях! Какое тяжкое воспоминание! Тогда-то собственным опытом узнаем, как неразумно проводили мы жизнь, потому что увидим себя изгнанными не из земного рая, и не на время только, но из Царства Небесного, и осужденными на вечные скорби и страдания! Какое безотрадное состояние! Священный псалмопевец и пророк Давид говорит: вот, удаляющие себя от Тебя гибнут (Пс. 72,27).

     Ах, братия! Как жалко, как прискорбно, скольких слез достойно то, что нищета убегает от богатства, болезнь уклоняется от врачевания, творение не хочет соединиться с Творцом, тление не принимает нетления. Если Господь Иисус Христос есть врач наш, то неминуемо погибнет тот, кто не прибегает к этому врачу в Таинстве Причащения. Если Он есть наше победоносное оружие, то стрелы лукавого поразят того, кто не хочет пользоваться этим оружием или пользуется им с неохотою и холодностию. Нет, возлюбленные о Христе братия, нет! Чтобы не погибнуть нам навеки и чтобы не раскаиваться после бесплодно, не будем удалять себя от истинного хлеба жизни, станем чаще принимать его, станем просить Господа, чтоб Он всегда давал нам оный, чтобы пользоваться им часто во славу Пресвятого имени Его и для нашего спасения.

     В православной христианской Церкви, по зависти врага спасения нашего, встречаются разного рода предрассудки, не имеющие ни смысла, ни оснований. Так и касательно самого причащения Божественных Христовых Тайн есть своего рода предрассудки; иные держатся того мнения, что частое приобщение грешно или что только по прошествии 6 недель может быть повторено оное, через что нередко болящие лишаются драгоценнейшего напутствия, столь необходимого при переходе в жизнь загробную. Древние христиане, как выше упомянуто было, ежедневно сподоблялись сего бессмертного дара, следовательно, Господь не только не возбраняет, а даже радуется о часто приступающих к Божественной Его трапезе; должно только приступать к ней с чистой совестью, с сокрушением сердечным, с сознанием своего недостоинства. Иные стесняются мнением людским, рассуждая, что покажется странным частое их приобщение, но все это козни лукавого демона, всячески тщащагося отдалить человека от источника жизни Господа. Необходимо отринуть ложный стыд, и не обинуясь [3] исполнить волю Божию, помня Евангельские слова: Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда прийдет в славе Отца Своего со святыми Ангелами (Мк. 8, 38).

     Заключим беседу нашу – о необходимости и пользе частого приобщения Святых Христовых Тайн – перечислением некоторых из тех благ, какие доставляет достойно причащающимся Святейшее таинство Тела и Крови Христовых. По учению Церкви (см. последование ко причащению и после причащения) сие Святейшее таинство Тела и Крови Христовых достойно причащающимся подает утверждение (т.е. укрепление) “составов с костьми вкупе”, исцеление многообразных недугов, – здравие, крепость, сохранение, спасение и освящение души и тела, – отчуждение, т.е. отгнание, скорбей, – радость и веселие, – оставление грехов, – умерщвление страстей, – просвещение и очищение оскверненной души, – сохранение от всякого дела и слова душетленного, – соблюдение от всякого диавольского действа, – стену и помощь и возражение (удаление) сопротивных, т.е. злых духов, – отгнание всякого мечтания и лукавого деяния и действа диавольского мысленно во удесех действуемого, – потребление и всесовершенное погубление лукавых помыслов и предприятий, и ночных мечтаний темных и лукавых духов, – исправление жития и утверждение в святости жизни, – соблюдение заповедей, – умножение добродетели и совершенства, – просвещение чувств, – мир душевных сил, – веру непостыдну, – исполнение премудрости, просвещение очес сердца, – дерзновение и любовь к Богу, – общение (подаяние) Духа Святаго, – умножение Божественной благодати, – вселение в души наши Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святаго, – утверждение живота, – обручение будущей жизни и царствия, – напутие живота вечного, – живот вечный и бессмертный, – благоприятен ответ на страшном судище Христовом, – общение небесных благ.

     [1] В творениях св. Киприана Карфагенского есть пример, позволяющий нам отнести такое наименование к Св. Тайнам в буквальном смысле: когда по причине гонений за веру не могли христиане часто собираться в одно место для совершении литургии и каждому позволялось иметь у себя в доме преждеосвященные Дары и ими приобщаться, одна женщина, отрекшаяся от веры из страха мук, хотела было, по обыкновению своему, открыть ковчег, в котором хранились святые дары, и приобщиться, но что же? Тотчас из ковчега исшел огонь, так что вероотступница не смела и прикоснуться.

Оценка 4.1 проголосовавших: 30
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here