Молитва роберт рождественский

Все о религии и вере - "молитва роберт рождественский" с подробным описанием и фотографиями.

Роберт Рождественский "Мой крест"

Я шагал по земле, было зябко в душе и окрест.

Я тащил на усталой спине свой единственный крест.

Было холодно так, что во рту замерзали слова.

И тогда я решил этот крест расколоть на дрова.

И разжег я костер на снегу.

как мой крест одинокий удивленно и тихо горел.

А потом зашагал я опять среди черных полей.

Плейкаст «Вечерняя молитва»

0 283 0 0

Все начинается с любви.

А я провозглашаю снова:

все начинается с любви.

Я это точно знаю.

все начинается с любви.

И ты от шепота качнешься.

Все начинается с любви!

Разместите анонс любого плэйкаста на главной странице сайта. Это могут быть Ваши собственные работы или понравившиеся плэйкасты других пользователей сайта. Каждый анонс добавляется в начало списка анонсов и проведет на главной странице сайта не менее 2 часов. Если все свободные места уже заняты, то Ваша заявка будет добавлена в очередь и появится на главной странице при первой же возможности. Сделайте подарок друзьям и близким, порадуйте себя, представьте интересные плэйкасты на всеобщее обозрение.

Добавляя анонс, вы автоматически соглашаетесь с Правилами размещения анонсов.

Со-Творчество автора

21.06.2012, Мир

(к празднику Солнцестояния 2012)

Сегодня было удивительно легко не только проснуться, но и встать, и пойти к морю..

И вот такое утро.

Agnija , [Послать письмо] 21. Июнь 17:15

Летом многие ждут и любят солнечные дни, жару. Я тоже. И все же есть у меня собственная маленькая радость, о которой громко не говорю 🙂

Люблю прохладным днем искупатся в озере, бодрячком по сосновому лесу вернутся домой, и уже в своем дворе под яблоней, накинув что нибудь тепленькое, выпить горячего кофе. волшебные ощущения 🙂

Если у меня было бы такое утро, как у Вас, думаю, забылась бы в этом мгновении – так просторно. внутри и снаружи и в то же время уютно.

Мир, [Послать письмо] 21. Июнь 13:19

Ну что ж, таков уж июнь у нас..

Agnija , [Послать письмо] 21. Июнь 10:50

С праздником летнего солнцеворота – всех со Светлой надеждой!

Вы должны быть авторизованным пользователем, чтобы оставлять комментарии.

Роберт Рождественский — Баллада о крыльях: Стих

Мужичонка-лиходей, рожа варежкой,

Дня двадцатого апреля, года давнего,

Закричал вовсю в Москве, на Ивановской,

Дескать, дело у него. Государево!

Отчего в глаза стрельцов глядит без робости?

Вор — не вор, однако, кто ж его ведает?

А за крик держи ответ по всей строгости!

Мужичка того недремлющая стража взяла.

На расспросе объявил этот странный тать,

Что клянётся смастерить два великих крыла

И на оных, аки птица, будет в небе летать.

Подземелье, стол дубовый и стена на три крюка.

По стене плывут, качаясь, тени страшные…

Сам боярин Троекуров у смутьяна мужика,

Бородой тряся, грозно спрашивает:

— Что творишь, холоп?

— Значит, хочешь взлететь?

— Даже очень хочу!

— Аки птица говоришь?

— Аки птица, говорю!

— Ну, а как не взлетишь?

Был расспрашиван холоп строгим способом.

Шли от засветла расспросы и до затемна.

Дыбой гнули мужика, а он упорствовал:

«Обязательно взлечу. Обязательно. »

— Вдруг и вправду полетит, мозгля крамольная?

Вдруг понравится царю потеха знатная?

Призадумались бояре и промолвили:

«Ладно. Что тебе, холоп, к работе надобно?»

Дали всё, что просил, для крылатых дел:

Два куска холста, драгоценной слюды,

Прутьев ивовых, на неделю еды,

И подъячного, чтоб смотрел-глядел.

Необычное мужичок мастерил:

Вострым ножиком он холст кромсал,

Из белужьих жабр хитрый клей варил,

Прутья ивовые в три ряда вязал.

От рассветной зари до тёмных небес

Он работал и не печалился.

Он старался — чёрт! Он смеялся — бес!

«Получается. Ой… получается. »

Слух прошёл по Москве:

— Чтоб мне с места не встать!

— Завтра в полдень, слышь?

— Два великих крыла…

— Аки птица, летать?

— Что? Творишь, холоп?

— Значит, хочешь взлететь?

— Даже очень хочу!

— Аки птица, говоришь?

— Аки птица, говорю!

— Ну, а как не взлетишь?!

Мужичонка-лиходей, рожа варежкой,

Появившись из ворот, скособоченный,

Дня тридцатого апреля, на Ивановскую

Вышел — вынес два крыла перепончатых.

Отливали эти крылья сверкающие

Толи кровушкою, толи пожарами.

Сам боярин Троекуров, со товарищами,

Поглазеть на это чудо пожаловали.

Крыльев радужных таких земля не видела.

И надел их мужик, слегка важничая.

Вся Ивановская площадь шеи вытянула…

Приготовилася ахнуть вся Ивановская!

Вот он крыльями взмахнул,

Сделал первый шаг…

Вот он чаще замахал,

От усердья взмок…

Вот на цыпочки привстал…

Да не взлеталось никак.

Вот он щёки надул,

Да взлететь не смог!

Он и плакал, и молился, и два раза вздыхал,

Закатив глаза, подпрыгивал по-заячьи.

Он поохивал, присвистывал и крыльями махал,

И ногами семенил, как в присядочку…

По земле стучали крылья,

Крест мотался на груди,

Обдавала пыль вельможного боярина.

Мужичку уже кричали:

«Ну чего же ты?! Лети.

Обещался, так взлетай, окаянина. »

И тогда он завопил:

«Да где ж ты. Господи. »

И купца задел крылом, пробегаючи.

Вся Ивановская площадь взвыла в хохоте,

Так, что брызнули с крестов стаи галочьи.

А мужик упал на землю, как подрезанный,

И не слышал он ни хохота, ни карканья.

Сам боярин Троекуров не побрезговали —

Подошли к мужику и в личность харкнули.

И сказали так бояре:

Посмеялись! А теперь давай похмуримся:

Да чтоб не дo смерти!

Чтоб денёчка два пожил, да помучился!»

Ой, взлетали батоги, посреди весны…

Вился каждый батожок в небе пташкою…

И оттудова — да поперёк спины!

Поперёк спины, да всё с оттяжкою!

Чтобы думал — знал.

Чтобы впрок — для всех.

Чтоб вокруг тебя стало красненько.

Да с размахом — Ах.

Чтоб до сердца — Эх.

— В землю смотришь, холоп?

— Аки птица, говоришь?

— Ну, а дальше как?!

Мужичонка-лиходей, рожа варежкой…

Одичалых собак пугая стонами,

В ночь промозглую лежал на Ивановской,

Словно чёрный крест — руки в стороны.

Посредине государства, затаённого во мгле,

Посреди берёз и зарослей смородины,

На заплаканной, залатанной, загадочной земле

Посреди иконных ликов и немыслимых личин,

Бормотанья и тоски неосознанной,

Посреди пиров и пыток, пьяных песен и лучин,

Человек лежал ничком, в крови собственной.

Он лежал один. И не было ни звёзд, ни облаков.

Он лежал, широко глаза открывши.

И спина его горела не от царских батогов,

Прорастали крылья в ней.

Читать похожие стихи:

Популярные тематики стихов

Лучшие поэты
ТОП-20 стихов

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

© Все анализы стихотворений, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений – запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Молитва роберт рождественский

по собственным лужам

Как будто они поклялись

а клятву нарушить

ничего не ждешь.

Выходишь на улицу –

И видишь только

скрючилась на углу –

просто некуда разливать.

что идти торговать

а может быть, и у вас

такая же чехарда?

У подъезда в глине

на балконе слоем –

значит, в мире какая-то ложь!

Так не должно быть!

Потому что нужно:

Как дочка, солнечный!

Как трескучая пляска огня!

У тебя не должно быть дождей

Ни деревьев нет,

дело совсем не в нем.

Просто, трудно терпеть.

Море гудит за моим окном,

Ну и задаку же ты задала!

В разное время , при разных ситуациях -это разные стихи!

Честное слово-это надо подумать, что сейчас вызывает восторг и бурные эмоции!Но могу точно сказать, что стихи Ахматовой и Цветаевой всегда берут за душу!

А еще ме любимое Гумилева-Сомнение

И буду думать лишь о вас, о вас !

Открою книгу и прочту -она,

И вновь душа пьяна и смятена!

Я брошусь на скрипучую кровать,

Увы, сегодня мне не спать, а ждать!

И крадучись я подойду к окну,

На дымный луг взгляну и на луну!

Вот там, у сосен, вы сказали "да!"

О, это да со мною навсегда!

Но вдруг сомненье бросит мне в ответ,

Что вас пожалуй, не было и нет!

Что ваше "да", ваш трепет у сосны,

Лишь бред весны и сны!

Постойте у открытой двери!

Нельзя же с легкостью забыть

Тех, кто вас любит, кто вам верит!

Не торопитесь отвергать,

Когда вам душу открывают.

Достаньте мудрости печать,

Сумейте просто промолчать!

Вы ведь сумеете, я знаю.

Не торопитесь разлюбить,

Все чувства сразу отвергая, –

Тепла вам может не хватить,

Чтоб отчужденья лед растаял.

Не торопитесь успевать,

Найдите миг остановиться!

А вдруг получится узнать

И там, где надо, появиться.

Не торопитесь все забыть,

От вздорной мысли отмахнуться.

Как нелегко все возвратить!

Как нелегко назад вернуться

Рада, что тема понравилась. Добавляю еще одно из своих любимых стихотворений.

словно мы повенчаны

Крути меня бесстрастно,

как в хорошем очерке,

Буду эхом, вещью,

скамейкой в тени.

в море! Убран трап.

с терпкостью ветвей.

А напоследок я скажу.

А напоследок я скажу:

Прощай, любить не обязуйся.

С ума схожу. Иль восхожу

К высокой степени безумства.

Ты пригубил к погибели.

Но погубил так неумело.

висок еще вершит,

и стайкою, наискосок,

Уходят запахи и звуки.

Прощай. Любить не обязуйся.

С ума схожу. Иль восхожу

К высокой степени безумства.

А напоследок я скажу.

ВСЕ РАВНО Я ПРИДУ

Если град зашумит с дождем,

Если грохнет шрапнелью гром,

Все равно я приду на свиданье,

Будь хоть сто непогод кругом!

И завоет метель, как пес,

Все равно я приду на свиданье,

Хоть меня застуди до слез!

И отец не будет пускать,

Все равно я приду на свиданье,

Что бы ни было – можешь ждать!

Не швырнет меня подлость в дрожь,

Все равно я приду на свиданье,

Не поверя в навет и ложь!

Если буду почти в бреду,

Все равно я приду. Ты слышишь?

Добреду, доползу. дойду!

И пришел без меня рассвет,

Я прошу: не сердись, не надо!

Знай, что просто меня уже нет.

Как я люблю тебя!

Люблю твой тонкий стан,

Люблю твои глаза,

И голос твой люблю,

И алость этих щек,

И мягкость этих рук,

И пальцы этих рук

Беру с волнением

И наслаждаюсь их

И вижу, как высок

Полет твоей души.

И вижу, как широк

Простор твоих страстей.

Будь ты веселая,

И смех я твой люблю,

Твоя улыбка мне –

Луч среди полночи,

Твой гнев мне кажется

Как я люблю тебя

С великой силою.

Когда б не ты – весь мир

Вдруг для меня исчез:

Не стало бы земли,

Не стало бы небес!

Ты – это жизнь моя,

И лишь тобой живу.

Добуду для тебя

От славы от любой,

Чтоб только быть с тобой.

И жертвы нет такой,

Не мог бы принести.

Я полон радости,

И каждой мелочи

Я так люблю тебя,

Как никогда, никто,

Нигде не мог любить.

Ведь это смерть почти,

Не может этобыть,

Что можно так любить,

Что можно воплотить

Все-все в лице одном:

Быть мужем, быть отцом,

Любовником и сыном –

И все в лице едином.

И ты в одном лице:

Сестра моя, жена

Люблю душой тебя,

Люблю и сердцем я,

И если за любовь

Награда быть должна,

Не мне ее иметь,

Получишь ты одна!

Тебя одну хвалить,

Все, все тебе дарить

За то, что той любви

Мой любимый стих очень красивый но его написал украинский поэт и по-этому незнаю стоит ли мне его писать на форум так как он на украинском. Что вы думаете об этом?

А пока ещё одно очень интересное произведение

Пустяками сердец не волнуя.

Мы решили, что надо быть

Выше вздоха и поцелуя.

Для чего непременно вздох,

Звезды, встречи. скамья в аллее?

Мы – серьезнее и умнее!

Если кто-то порой на танцах

Приглашал тебя в шумный круг,

Я лишь щелкал презрительно пальцем –

Можешь с ним хоть навек остаться.

Что за дело мне? Я же друг!

Ну а если с другой девчонкой

Я кружил на вешнем ветру,

Ты, плечами пожав в сторонке,

Говорила потом мне тонко:

– Молодец! Нашел кенгуру!

Всех людей насмешил вокруг.-

И, шепнув, добавляла хмуро:

– Заявляю тебе, как друг:

Не танцуй больше с этой дурой!

Мы дружили с тобой всерьез!

А влюбленность и сердца звон.

Да для нас подобный вопрос

Просто-напросто был смешон!

Как-то в сумрак, когда закат

От бульваров ушел к вокзалу,

Ты, прильнув ко мне, вдруг сказала:

– Что-то очень прохладно стало,

Ты меня обними. как брат.

И, обняв, я сказал ликуя,

Слыша сердца набатный стук:

– Я тебя сейчас поцелую!

Поцелую тебя. как друг.

Целовал я тебя до утра,

А потом и ты целовала

И, целуя, все повторяла:

-Это я тебя, как сестра.

Улыбаясь, десятки звезд

Тихо гасли на небосводе.

Мы решили дружить всерьез.

Разве плохо у нас выходит?

Кто и в чем помешает нам?

Ведь нигде же не говорится,

Что надежным, большим друзьям

И отныне я так считаю:

Все влюбленности – ерунда.

Вот серьезная дружба – да!

Я по опыту это знаю.

Одной Звезды я повторяю имя.

Не потому, чтоб я Ее любил,

А потому, что я томлюсь с другими.

Я у Нее одной молю ответа,

Не потому, что от Нее светло,

А потому, что с Ней не надо света.

Не умирают люди от обиды

И не перестают любить.

В окне чуть брезжит день, и надо снова жить.

Весь мир пересекла бы нить

И должен был бы я, стерев до крови ноги,

Брести века по ледяным камням,

И, коченея, где-то там,

Коснуться рук твоих безмолвно и устало,

И все опять забыть, и путь начать сначала,

Ужель ты думаешь, любовь моя,

Что не пошел бы я?

Но знаю всей душою –

Нам друг от друга не уйти.

Я знаю, я всегда с тобою,-

Я перекрою все пути!

Я – дом твой, я – твоя дорога,

Ты ходишь с именем моим.

В тебе меня настолько много,

Что нету места там другим.

И сколько б женских глаз ни встретил –

Мои глаза увидишь в них.

Я для тебя одна на свете,

И тут не может быть других.

И чьи б ни слышал голоса ты –

Услышишь в них меня одну.

Коснусь тебя ветвями сада,

Глазами полночи взгляну.

Когда домой вернешься поздно,

Ты снова вспомнишь обо мне.

Я стану дымом папиросным,

Я стану звездами в окне.

Через любые километры

До сердца сердцем дотянусь.

В окно влечу я нежным ветром.

Закроешь – бурею ворвусь!

Есть у любви своя отвага!

Влетев в твой дом, в твой мир, в твой быт,

Смешаю все твои бумаги,

Всю жизнь смешаю может быть.

Не смеешь ты меня забыть!

Однажды Бога попросил мужчина

Создать ему объект его любви.

Бог отозвался, выяснив причины.

И создал женщину из плоти и крови.

Немного света лунного прибавил

И солнечным сияньем осветил.

Во нрав он кротость голубя добавил,

А стройность серны в стане воплотил.

Создатель так увлекся над твореньем,

Что наделил ту женщину слезой.

Вселил в нее он молнии мгновенье

И легкость пуха он смешал с грозой.

Наполнил голос соловьиным пеньем,

Болтливостью сороки наделил.

А в результате страстное творенье

Всевышний для мужчины сотворил.

Бог жизнь вдохнул в прекрасное созданье,

Просящему отдал его заказ.

"Бери и мучайся", – сказал он на прощанье.

"Люби и береги как божий глас".

С тех пор мужчина – пленник и хранитель

Прекрасной смеси, отданной ему.

Он муж, любовник, критик и ценитель.

А все вопросы – к Богу самому.

Падают осколки души, падают.

Падают осколки любви, режут губы.

Может, когда-то начнём заново.

Может сумеем забыть мечты глупые.

Раня порезами землю невинную.

Я прошепчу тебе губами мокрыми,

Песню прощальную, самую длинную.

Ты не жалей, если получится.

Вертится замкнутый круг, вертится,

Сколько ещё в этом круге мучаться?

Бьются о камни грудью изрезанной.

Всё, что когда-то им было дорого,

Стало надеждами бесполезными.

Им не ласкать небеса поцелуями.

Падают глупые птицы клиньями,

Их принимают скалы безлюдные.

Мы, как и птицы, в пропасть бросаемся.

Нам с тобой тоже крылья обрезали,

К небу подняться не получается.

Исчезнуть, пропасть и уйти навсегда

Никому не сказать – ничего, никогда.

Просто выйти за дверь, повернуть ключ в замке

И раствориться однажды в ночной тишине.

Не прощаясь ни с кем, не ронять лишних фраз,

Чтоб не видеть, как слёзы польются из глаз.

Просто взять и уйти, белой птицей взлететь

И в израненном сердце надежду согреть,

Дать ей силу и страсть, и любовь подарить,

Научиться мечтать, постараться забыть.

И не думать о том, где начнётся твой путь,

Не пытаясь назад то, что было вернуть!

Открыть чистый лист, начать новый день –

Под названием: "жизнь одиноких людей".

Попытаться поверить, или что-то понять

И никому, ничего больше не обещать.

Прощай навсегда, я ни о чём не жалею,

Я бежала за тобой, но, увы, – не успела

И когда не осталось совсем ничего,

Во мне что-то сломалось, стало вдруг всё равно.

И срываясь вниз, я поднималась вверх

И я слышала крик, а быть может смех?!

И когда я ушла, я не хотела понять –

Для чего в этой жизни нужно что-то терять.

Но бежали минуты, остывало сознанье

И хотелось мне жить, отдаваясь мечтаньям.

И взглянув в отраженье мутных зеркал –

Я увидела СЕБЯ – Я нашла, что искала!

Мне осталось немного – позабыть о тебе

И на крыльях свободы приближаться к мечте.

Грусть и печаль,

Я забуду о тебе…

– А рядом со мной?

Всегда найдется женская рука,

чтобы она, прохладна и легка,

жалея и немножечко любя,

как брата, успокоила тебя.

чтобы в него дышал ты горячо,

припав к нему беспутной головой,

ему доверив сон мятежный свой.

чтобы они, всю боль твою глуша,

а если и не всю, то часть ее,

увидели страдание твое.

которая особенно сладка,

когда она измученного лба

касается, как вечность и судьба.

которое неведомо за что

не на ночь, а навек тебе дано,

и это понял ты давным-давно.

которые глядят всегда грустя,

и это до последних твоих дней

глаза любви и совести твоей.

и мало тебе только той руки,

того плеча и тех печальных глаз.

Ты предавал их в жизни столько раз!

"Предатель!"- дождь тебя наотмашь бьет.

"Предатель!"- ветки хлещут по лицу.

"Предатель!"- эхо слышится в лесу.

Ты сам себе все это не простишь.

И только та прозрачная рука

простит, хотя обида и тяжка,

простит сейчас, да и простит еще,

и только те печальные глаза

простят все то, чего прощать нельзя.

– Отдать тебе любовь?

– Я погадать хочу.

– Еще спросить хочу.

– А если там беда?

– Запри для друга дверь.

– Скажу тебе: убей!

– Скажу тебе: умри!

– А если захлебнусь?

– А если будет боль?

– А если вдруг стена?

– А если сто узлов?

– Любовь тебе отдать?

– За то, что не люблю рабов

Хоть знаю наперёд,

рано или поздно

чтоб не поверили,

чтоб на мгновение

впадая в ярость,

Да, опьненным нужно быть всегда, —

Вином, грехом, молитвой, — опьяненым,

Чтоб каждый миг явился проясненным,

Где не шуршат минуты, дни, года.

Пылать, как та далекая звезда, —

Зажечь ли мир, сгореть ли без следа, —

Но говорить с бессмертьем окрыленным.

Тот райский нектар, ту волну живую,

С какими я хоть миг восторжествую?

И ливнем выльет тучу грозовую,

Чтоб опьянен был целый мир со мной?

Сжала руки под темной вуалью.

"Отчего ты сегодня бледна?"

– Оттого, что я терпкой печалью

Напоила его допьяна.

Искривился мучительно рот.

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Все, что было. Уйдешь, я умру".

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: "Не стой на ветру".

Вернулась вновь в границы берегов,

Из пены уходящего потока

На берег тихо выбралась любовь

И растворилась в воздухе до срока,

А срока было сорок сороков.

Вдыхают полной грудью эту смесь.

И ни наград не ждут, ни наказанья,

И, думая, что дышат просто так,

Они внезапно попадают в такт

Такого же неровного дыханья.

Долго оставаться на плаву,

Прежде чем узнать, что "я люблю",-

То же, что дышу, или живу!

Страна Любви – великая страна!

И с рыцарей своих для испытаний

Все строже станет спрашивать она.

Потребует разлук и расстояний,

Лишит покоя, отдыха и сна.

Они уже согласны заплатить.

Любой ценой – и жизнью бы рискнули,

Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить

Волшебную невидимую нить,

Которую меж ними протянули.

С ног сбивал, из мертвых воскрешал,

Потому что, если не любил,

Значит, и не жил, и не дышал!

Не докричишься, сколько не зови.

Им счет ведут молва и пустословье,

Но этот счет замешан на крови.

А мы поставим свечи в изголовье

Погибшим от невиданной любви.

И душам их дано бродить в цветах.

И вечностью дышать в одно дыханье,

И встретиться со вздохом на устах

На хрупких переправах и мостах,

На узких перекрестках мирозданья.

Пусть поют во сне и наяву!

Я дышу – и значит, я люблю!

Я люблю – и, значит, я живу!

Мне особенно нравится вот это стихотворение:

Живого благородства, и повсюду

Что ни возьми – при них подобно чуду,

Которому других названий нет.

И зарекаюсь: "Больше я не буду

Смотреть на них", – но вскоре позабуду

И свой сердечный страх, и тот обет.

Моим глазам и тороплюсь туда,

Где, ослепленный, снова их закрою,

Желание, что служит им вожатым.

Амуру ли не ведать, что со мною?

Если вправду любовь — в черепки,

Для чего сберегаешь так свято

Моих писем давнишних листки?

Если в сердце ни капли тоски,

Отчего возвратить мне не хочешь

Пожелтевшие эти листки?

Вырвав с корнем надежды ростки,

Что же ты не торопишься сжечь их,

Бесполезные эти листки?

Через ров перекинуть мостки?

Неужели я меньшего стою,

Чем истертые эти листки?

Мы чего-то другого

Мы кого-то другого

Мы кому-то другому

Мы чего-то суметь

Мы ужасный секрет

Настоящую нежность не спутаешь

Ни с чем и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь

Мне плечи и грудь в меха

Говоришь о первой любви.

Как я знаю эти упорные

Несытые взгляды твои !

А вот еще одно стихотворение:

Федор Иванович Тютчев

И чувства и мечты свои-

Пускай в душевной глубине

Встают и заходят оне

Безмолвно, как звезды в ночи,-

Любуйся ими – и молчи.

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь.

Взрывая, возмутишь ключи,-

Питайся ими – и молчи.

Есть целый мир в душе твоей

Их оглушит наружный шум,

Дневные разгонят лучи,-

Внимай их пенью – и молчи.

Когда расклеится сугроб,

Преображая город старый,

Мне станет жалко наших троп –

В них проступают тротуары.

Её сменить на снег и вьюгу,

Я загрущу без холодов,

Притягивавших нас друг к другу.

Скользя по льду, меня держалась.

И долгой зимней темноты

Мне не вернуть. Какая жалость,

Не нашей теплотой согретый.

И больше всех мне будет жаль

Любви, не увидавшей лета.

Мой любимый поэт-Эдуард Асадов. Не могу спокойно читать его стихи, они кажется такие простые, но столько в них смысла. вот одни из моих самых любимых.

Лохматую рыжую спину:

– Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,

Но все же тебя я покину.

И скрылся под гулким навесом,

Где пестрый людской муравейник

Вливался в вагоны экспресса.

И лишь за знакомой спиною

Следили два карие глаза

С почти человечьей тоскою.

Сказал: – Что? Оставлен, бедняга?

Эх, будь ты хорошей породы.

А то ведь простая дворняга!

Взревел паровоз что есть мочи,

На месте, как бык, потоптался

И ринулся в непогодь ночи.

Курили, смеялись, дремали.

Тут, видно, о рыжей дворняге

Не думали, не вспоминали.

По шпалам, из сил выбиваясь,

За красным мелькающим светом

Собака бежит спотыкаясь!

В кровь лапы о камни разбиты,

Что выпрыгнуть сердце готово

Наружу из пасти раскрытой!

Вдруг разом оставили тело,

И, стукнувшись лбом о перила,

Собака под мост полетела.

Старик! Ты не знаешь природы:

Ведь может быть тело дворняги,

А сердце – чистейшей породы!

Любить – значит чувства свои, как реку,

С весенней щедростью расплескать

На радость близкому человеку.

Любить – это только глаза открыть

И сразу подумать еще с зарею:

Ну чем бы порадовать, одарить

Того, кого любишь ты всей душою?!

Любить – значит страстно вести бои

За верность и словом и каждым взглядом,

Чтоб были сердца до конца свои

И в горе и в радости вечно рядом.

А ждет ли любовь? Ну конечно, ждет!

И нежности ждет и тепла, но только

Подсчетов бухгалтерских не ведет:

Отдано столько-то, взято столько.

Любовь не копилка в зашкафной мгле.

Песне не свойственно замыкаться.

Любить – это с радостью откликаться

На все хорошее на земле!

Любить – это видеть любой предмет,

Чувствуя рядом родную душу:

Вот книга: читал он ее или нет?

Груша. А как ему эта груша?

Пустяк? Отчего? Почему пустяк?!

Порой ведь и каплею жизнь спасают.

Любовь – это счастья вишневый стяг,

А в счастье пустячного не бывает!

Любовь – не сплошной фейерверк страстей.

Любовь – это верные в жизни руки,

Она не страшится ни черных дней,

Ни обольщений и ни разлуки.

Любить – значит истину защищать,

Даже восстав против всей вселенной.

Любить – это в горе уметь прощать

Все, кроме подлости и измены.

Любить – значит сколько угодно раз

С гордостью выдержать все лишенья,

Но никогда, даже в смертный час,

Не соглашаться на униженья!

Любовь – не веселый бездумный бант

И не упреки, что бьют под ребра.

Любить – это значит иметь талант,

Может быть, самый большой и добрый.

И к черту жалкие рассужденья,

Все чувства уйдут, как в песок вода.

Временны только лишь увлеченья.

Любовь же, как солнце, живет всегда!

И мне наплевать на циничный смех

Того, кому звездных высот не мерить.

Ведь эти стихи мои лишь для тех,

Кто сердцем способен любить и верить!

Бесконечное, друг мой, пространство.

Не клянись мне, я верю: я точно любим,

И похвально твое постоянство;

Я и сам и люблю и ласкаю тебя.

Эти локоны чудно-упруги!

Сколько веры в глазах. Я скажу не шутя:

Мне не выбрать милее подруги.

Но к чему тут обман? Говорим, что хотим;

И к чему осторожное чванство?

Между счастие вечным твоим и моим

Бесконечное, друг мой, пространство.

Недвижные очи, безумные очи,

Зачем вы средь дня и в часы полуночи

Так жадно вперяетесь в даль?

Ужели вы в том потонули минувшем,

Давно и мгновенно пред вами мелькнувшем,

Которого сердцу так жаль?

Не вам возродить, чего нет и что было,

Что сердце, как святость, в себе схоронило

На самое темное дно;

Не вам допросить у случайности жадной,

Куда она скрыла рукой беспощадной,

Что было так щедро дано.

Хоть каждый день и снова жить на свете,

И на высоком пламени – сгорать,

И петь, и не мечтать зимой о лете.

Иллюзий горьких и всегда готова

Любить твоих детей, твою жену,

Твое любое ветреное слово,

И небо – красным и не спать ночами,

Не думать, не летать, не целовать,

Играть огнем и не играть – речами.

Терпеть жару, морозы или слякоть,

И даже о любви к тебе – молчать,

И даже улыбаться и не плакать.

Жаркий огонь полыхает в камине,

Тень моя, тень на холодной стене!

Жизнь моя связана с вами отныне.

Дождик осенний, поплачь обо мне.

Тень моя, тень на холодной стене,

Нету без вас мне спокойствия нету.

Дождик осенний, поплачь обо мне.

Тень моя, тень на холодной стене.

Лютни уж нет, но звучат ее струны.

Дождик осенний, поплачь обо мне.

Тень моя, тень на холодной стене.

Короток путь от весны до погоста.

Дождик осенний, поплачь обо мне.

Не сольются никогда зимы долгие и лета.

У них разные привычки и совсем несхожий вид.

Неизменны на земле две дороги, та и эта,

Та – натруживает ноги, эта – сердце бередит.

Утверждает, что в разлуке невозможно жить без слез.

Потому что перед ней две дороги, та и эта,

Та – прекрасна, но напрасна.

Эта – видимо, всерьез.

И куда бы наши страсти нас с тобой не завели,

Неизменны впереди две дороги, та и эта,

Без которых невозможно, как без неба и земли.

Утверждает, что в разлуке невозможно жить без слез.

Потому что перед ней две дороги, та и эта

Та – прекрасна, но напрасна. Эта – видимо всерьез.

Горящие письма (Н. А. Некрасов)

Хоть написать, смеясь, ты обещала.

Уж не горит ли с ними и любовь,

Которая их сердцу диктовала?

Ни правды их еще не доказала.

Но та рука со злобой их сожгла,

Которая с любовью их писала!

И не как раб упал я на колени;

Но ты идешь по лестнице крутой

И дерзко жжешь пройденные ступени.

Еще со школы это стихотворение стало моим любимым.

Людей неинтересных в мире нет.

Их судьбы как истории планет.

У каждой всй особое, свое,

И нет планет похожих на нее.

И есди кто-то незаметно жил

И с этой незаметностью дружил,

Он интересен был среди людей

Самою незаметностью своей.

У каждого – свой тайный личный мир.

Есть в мире этом самый лучший миг,

Есть в мире этом самый страшный час.

Но это все неведомом для нас.

И если умирает человек,

С ним умирает первый его снег,

И первый поцелуй, и первый бой.

Все это забирает он с собой.

Да, остаются книги мосты,

Машины и художников холсты.

Да, моногому остаться суждено,

Но что-то ведь уходит все равно.

не люди умирают, а миры.

Людей мы помним , грушный и земных.

А что мы знаем в сущности о них?

Что знаем мы про брата, про друзей,

Что знаем о единственной своей

И про отца родного своего?

Мы, зная все, не знаем ничего.

Уходят люди. Их не возратить.

Их тайные миры не возрадить.

И каждый раз мне хочется опять

От этой невозвратности кричать.

Они студентами были.

Они друг друга любили.

Комната в 8 метров – чем не семейный дом?!

Готовясь порой к зачетам,

Над книгою или блакнотом

Нередко до поздней ночи сидели они вдвоем.

Она легко усталава,

И, если вдруг засыпала,

Он мыл под краном посуду и комнату подметал.

Потом, не шуметь стараясь и взглядов косых стесняясь,

Тайком за закрытой дверью бельё по ночам стирал.

Но кто соседей обманет,

Тот магом, пожалуй, станет.

Жужжал над кастрюльным паром

Их дружный осиный рой.

Ее называли "лентяйкой",

Вздыхали, что парень тряпка и у жены под пятой.

Нередко вот так часам трескучими голосами

Могли судачить соседи, шинкуя лук и морковь.

И хоть за любовь стояли,

Но вряд ли они понимали,

Что может такой и бывает истинная любовь.

Они инженерами стали,

Шли годы без спор и печали,

Но счастье – капризная шутка, нестойка порой, как дым.

После собранья в субботу,

Вернувшись домой с работы,

Однажды жену застал он целующейся с другим.

Нет в мире острее боли.

Умер бы лучше, что ли!

С минуту в дверях стоял он, уставя в пространство взгляд.

Не выслушав объяснений,

Не стал выяснять отношений,

Не взял ни рубля, ни рубахи, а молча шагнул назад.

С неделю кухня гудела:

"Скажите, какой Отелло!

Ну, целовалась, ошиблась. немного взыграла кровь!

А он не простил. Слыхали?"

Мещане! Они и не знали,

Что, может, такой и бывает истинная любивь.

Что же такое счастье?

Одни говорят – это страсти:

Карты, вино, увлеченья –

Все острые ощущенья.

Другие гворят, что счастье –

В окладе большом и власти,

В глазах секретарш плененных,

В трепете подчиненных.

Третьи считают, что счастье –

Это большое участье:

Забота, тепло, внимание и общность переживания.

По мнению четвертых, это

С милой сидеть до рассвета,

Однажды в любви признаться и больше не расставаться.

Есть еще такое мнение,

Что счатье – это горение,

Полет, мечта, работа и дерзкие крылья взлета!

А счастье, по-моему, просто

Бывает разного роста.

От кочки и до Казбека

В зависимоти от человека.

Мой шепот не слышно.

За грохотом бури

Укутана в стужу.

Никто мне не нужен.(с)

Почему так жесток снег?

Оставляет твои следы…

И по кругу зачем бег?

И бежишь от меня ты…

Не дает до утра спать

Снег растаявший, он вода.

Ты одно только должен знать:

Я люблю тебя навсегда.

Почему голоса звезд

В полумраке едва слышны?

Ветер слеза дождя принес,

Только слезы мне не нужны.

Разучилась смотреть в даль,

Разучилась считать до ста,

Разучилась любить февраль,

Он украл тебя навсегда.

Расстаются, когда ложь,

Засыпают, когда тьма,

И по телу когда дрожь,

Разрешают сводить с ума.

Если хочешь идти – иди,

Если хочешь забыть – забудь.

Только знай, что в конце пути

Ничего уже не вернуть.

Нарыл отличный стих из отличной книги – решил поделиться.

Роем пластиковой шрапнели,

Многим они проникают под кожу,

Кое-кому задевают нервы.

Лишний симптом застарелой хвори,

Лишний стигмат миропорядка;

Расцвет и тленье вашей системы,

Давайте просите у нас прощенья.

Ответьте, ради чего вся подлость.

Скажите: "Хотели сделать как лучше,

Боль причиняли для вашей же пользы".

Мы улыбнемся в ответ притворно,

Припомнив Кровавые Воскресенья

Вместе с Черными Сентябрями,

Время, что вы растратили зряшно.

Нам это – повод считать патроны,

Думать, где выстроим баррикады,

Выбрать решительных командиров,

Смазать винтовки и ждать сигнала.

А до техпор бормотать согласно:

"Да, ну конечно, все так и было.

Мы не в претензии – понимаем:

Вы же всегда хотели, как лучше. "

Тупая боль свела мозги,

Осколки счастья рвут на части

И жизнь разбита на куски,

И душу омрачают страсти.

Мои непрожитые жизни,

И смерть моя, и боль моя,

И долг, не отданный отчизне.

Мной овладеет злая скука.

И воля к жизни мной сейчас

Владеет, как борзая сука.

Раз не удастся мне пожить,

И груз проблем спокойно скинуть,

Не ненавидеть, не любить.

Вновь овладеет всей душой.

А надо только быть невзрачным,

И не пытаться быть собой.

Чужие люди, дом чужой.

А мне хватило бы и слова,

Чтобы вернуться в дом родной.

Меня не тронет радость дня.

Меня сломило утомленье,

И эта жизнь не для меня.

Но ты, сын Ра, спасен молвой.

Никто не помнит бед начало,

И зла, свершенного тобой.

Забыты жертвы, голод, страх,

Твоя навеки пирамида

Осталась в мыслях и мечтах.

Довлело долго над страной,

И долго жители Та Кемет

Терпели зло, творимое тобой.

Священным уреем храним,

Мечтал лишь о величии чертога,

Пленен был только им одним.

Погибло множество людей.

Погибли слабые по духу.

Несчастье делает сильней.

Что гордость доблесть победит??

Победы Снофру позабылись,

А пирамида все стоит

=) эти стихи не мои, но автор дал разрешение на их размещение =) но попросил его не называть. ибо скромный..

О мужчине судят не по чину,

Не по деньгам что приносит в дом,

Не по росту судят о мужчине,

Судят не по возрасту о нём.

Судят не по ловкости и силе,

Не по славе,что порой пуста,

И не потому ,что он красивый-

Внешняя увянет красота..

Судят вовсе не по той причине,

Что кругом пример с него берут..

а по отношениб мужчины к женщине..

И это-главный суд.

Не собираюсь бить на жалость

И выглядеть смешной боюсь.

Тебе легко-ты уезжаешь,

Мне тяжело-я остаюсь.

Какая сумрачная сила

У этих побелевших губ!

Тебе легко-ты разлюбил,

Мне тяжело-я все люблю..

До нас кому-какое дело?

У всех своих довольно дел.

Тебе легко-ты повзрослел,

Мне тяжело-я постарела.

Уже никто помочь не властен!

Спустилась ночь,как серый флаг..

Тебе легко-какое счастье..

Мне тяжело-какой пустяк.

Очень люблю В.Шекспира. Я думаю, эти стихи одни из его лучших!

Теперь, когда весь мир со мной в раздоре.

Будь самой горькой из моих потерь,

Но только не последней каплей горя!

Не наноси удара из засады.

Пусть бурная не разрешится ночь

Дождливым утром – утром без отрады.

Когда от мелких бед я ослабею.

Оставь сейчас, чтоб сразу я постиг,

Что это горе всех невзгод больнее,

Твоей любви лишиться навсегда.

Одни мой знакомый пишет потрясающие стихи, выпускает свои сборники. Это стихотворение мне как-то сильно запомнилось, сильнее прочих.

еле слышно гудят на проросших в асфальте столбах,

и разрез твоих глаз не скрывает панический страх,

а разгаданных тайн слишком мало, чтоб слушать историю.

мы не сможем с тобою предательство в жизни простить;

смысла нет, чтоб кому- то из нас без причины грустить,

но известен итог- нас рассудит огонь крематория.

разве всё так ужасно в моей бестолковой игре,

разве тлеют стихи на забытом журнальном столе,

разве честь и свобода беспомощны в выборе истины?

у безрадостных дней разноцветных осколков любви,

потому что сама ты должна своё счастье руками ловить

и под сильный октябрьский дождь верить в чувства неистово.

ты стоишь, не боясь сделать шаг в неизвестную даль.

ты отбросила прочь свою прежнюю злую печаль;

у ночных перекрёстков разгаданных тайн не прибавится.

провода унесут всё плохое, что было у нас,

и раскроется тайна моих всех загадочных фраз,

потому что открытость души мне по- прежнему нравится.

Обажаю это стихотворение.

О, как убийственно мы любим.

Как в буйной слепоте страстей

Мы то, всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Ты говорил: она моя.

Год не прошел-спроси и сведай,

Что уцелело от нея?

Улыбка уст и блеск очей?

Все опалили, выжгли слезы

Горючей влагою своей.

При первой встрече роковой,

Ее волшебный взор, и речи

И смех младенчески живой?

И долговечен ли был сон?

Увы, как северное лето,

Был мимолетным гостем он!

Твоя любовь для ней была,

И незаслуженным позором

На жизнь ее она легла!

В ее душевной глубине

Ей оставались вспоминанья.

Но изменили и оне.

Толпа, нахлынув в грязь втоптала

То, что в душе ее цвело.

Как пепл, сберечь ей удалось?

Боль, злую боль ожесточенья,

Боль без отрады и без слез!

Как в буйной слепоте страстей

Мы то, всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей.

Правда сейчас он не трогает меня так, как раньше. Но все равно жизненно!

Вот… прямо здесь… на корточках… в углу.

Я сигареты выбросил, по памяти сейчас курю

и этим лишь сберёг свободу рук и губ, и глаз –

ммм. как оргазмически приятна эта боль,

когда ты не со мной,

Оголены секреты и наполняюсь жаждой

я вашей каждой смены положений головы.

Ты знаешь, я всегда любил цветы,

их парные дуэты, капельки росы

от утренних утех, услад

и по любви, и невпопад,

но ты приклеиваешь взгляд мой липкой лентой

так крепко, терпко.

я оплачУ (или оплАчу) каждый сантиметр кожного покрова.

Документы на тебя в кармане слева.

/в тисках кулачных рвется вера/

я предъявлю свои права, но, а пока

ласкайте издали мои глаза.

Вот… прямо здесь… на корточках… в углу

Стервой БЫТЬ тяжело,

Это тяжкая участь.

Нет, не каждой дано

Так изысканно мучить,

И без стука входить

В приоткрытые двери…

Не надеясь, не веря.

Стервой БЫТЬ тяжело,

Ее сердце – стекло,

Стрелы страсти – все мимо…

Ей не нужен никто.

А покой только снится…

Стервой СТАТЬ тяжело.

Ею нужно родиться…

Вдвоём или своим путём,

И как зовут, и что потом –

Мы не спросили ни о чём.

И не клянёмся, что до гроба.

А я вот тоже про Тютчева вспомнила. Есть одно стихотворение, которое еще со школьных времен помнится и таинственной дрожью пробирает

И чувства и мечты свои –

Пускай в душевной глубине

Встают и заходят оне

Безмолвно, как звезды в ночи,-

Любуйся ими – и молчи.

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь.

Взрывая, возмутишь ключи,-

Питайся ими – и молчи.

Есть целый мир в душе твоей

Их оглушит наружный шум,

Дневные разгонят лучи,-

Внимай их пенью – и молчи.

Я была на краю чего-то,

Чему верного нет названья…

От себя самой ускользание…

Я играю в ту самую игру,

От которой я и умру.

Но лучше ты придумать не мог,

Зачем же такой переполох?

Любовь всех раньше станет смертным прахом,

Смирится гордость, и умолкнет лесть.

Отчаянье, приправленное страхом,

Почти что невозможно перенесть.

Для того ль тебя я целовала,

Для того ли мучилась, любя,

Чтоб теперь спокойно и устало

С отвращеньем вспоминать тебя.

Не недели, не месяцы – годы

Расставались. И вот наконец

Холодок настоящей свободы

И седой над висками венец.

Больше нет ни измен, ни предательств,

И до света не слушаешь ты,

Как струится поток доказательств

Несравненной моей правоты.

Может быть, потом ненавидел

И жалел, что тогда не убил.

Ты один меня не обидел,

Не обидевши – погубил.

Мы не встречаться больше научились,

Не поднимаем друг на друга глаз,

Но даже сами бы не поручились

За то, что с нами будет через час.

Работает на vBulletin® версия 3.7.4.

Copyright ©2000 – 2017, Jelsoft Enterprises Ltd.

Оценка 4.3 проголосовавших: 55
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here