Молитва пресвятой богородицы плачущая

Все о религии и вере - "молитва пресвятой богородицы плачущая" с подробным описанием и фотографиями.

Молитва пресвятой богородицы плачущая

Плач Пресвятой Богородицы

Акафисты Пресвятой Богородице
Иконы Пресвятой Богородицы

Этот канон составлен в X веке нашей эры святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). Читаются из него стихи после Страстной Пятницы, когда Господь уже умер на Кресте. Чтение происходит в пятницу, во время Службы.

Самое богослужение является благоговейным бдением перед гробом Спасителя и погребальным гимном пострадавшему за нас Господу, Бессмертному Царю славы.

Молитвы Канона «Плач Пресвятой Богородицы» наполнены скорбью, печалью Девы Марии и учеников Иисуса. В отчаянии Богородица обретает утешение по молитве к Господу. Иисус Христос выражает трогательную заботливость о Ней. В нескольких словах Сына Пресвятая Дева находит утоление скорби.

Канон «Плач Пресвятой Богородицы» должен быть в каждом доме, написанный от руки. Он хранится аккуратным листочком.

До написания следует прочесть хотя бы одно Евангелие вслух для всех членов семьи. Поститься неделю (исключить продукты животного происхождения, сладости, вино, табак), читая утренние и вечерние молитвы, затем прочесть канон для всех членов семьи вслух и только тогда можно приступить к написанию молитвы. Чтение Канона дает успокоение родителям в отъезде детей, в душевных скорбях, печалях.

И следует помнить всегда, что любой наш плохой поступок – это рана Пресвятой Богородице и Иисусу Христу.

Вы постепенно меняетесь к лучшему.

Плач Пресвятой Богородицы

(Канон о распятии Господни и на плач Пресвятой Богородицы)

Творение Симеона Логофета

На старославянском

1. Обешена яко виде на кресте Сына и Господа, Дева Чистая терзающися вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше:

2. Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

3. Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у креста со возлюбленным учеником.

4. Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне! болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

5. Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, и оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаша.

6. О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе распалаюся утробою.

7. Вижду Утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

8. Се, свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева стенющи и глаголаше.

9. Солнце незаходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте, Чистая плачущи глаголаше.

10. Плачущи глаголаше браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси снятии с древа Учителя твоего.

11. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего.

12. Уязвена Тя видящи и без славы нага на древе Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

13. Растерзаяся и рыдая и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав пречистое тело рыдаше и стеняше, и пояше Его яко Бога.

14. Приимши Его с плачем Мати неискусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызащающи, горце же рыдающи и восклицающи.

15. Едину надежду и животь, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

16. Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

17. Мертва Тя зрю, человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше; не терплю бо без дыхания мертва Тя видеши.

18. Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и премудрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне! Видети Тя, Сыне Мой и Боже!

19. Не взглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа своего.

20. Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа; ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

21. Нась ради Распятого прийдите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе глаголаше аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

22. Своего Агнца агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? чесо ради скорое течение совершаеши? егда другой брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, чисту соблюдый Мя. Ты бо еси Сын и Бог Мой.

23. Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижду Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

24. Избавляяй болезни, ныне прими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобой и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе, сладкаго Моего Света.

25. С другими женами мироносицами рыдающи Непорочная горце и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижду? Камо идешь ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

26. Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце, се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

27. Деву рыдающу Иосиф видев растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию тело Твое?

28. Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

29. Странну вижду и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

30. Ни от гроба Твоего восстану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

31. Радость Мне николиже отсем прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: свет Мой и радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его единаго: зде же умру и спогребуся Ему.

32. Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и творити, аще и погреблся еси волею.

33. О, како утаился Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

34. Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая; но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас!

Перевод на русский

(для лучшего понимания читаемого текста)

1. Дева Чистая, увидев висящим на кресте Сына и Господа (Своего), горестно стеня, терзаяясь и вместе с другими женами вопия, (так) говорила:

2. «Видя Тебя ныне, возлюбленное Чадо Мое висящим на кресте, горько уязвляюсь в сердце моем», говорила чистая. «Вымолви, Благий, слово рабе Твоей».

3. «Сын и Творец Мой! добровольно терпишь Ты лютую смерть на древе», – говорила Дева, предстоя у креста с возлюбленным учеником.

4. «Ныне лишилась Я моей надежды, радости и веселия – Сына моего и Господа: горе Мне! Болит Мое сердце!» говорила Чистая с плачем.

5. «Из страха пред иудеями Петр скрылся и все верные разбежались, оставив Христа», говорила Дева рыдая.

6. «Чудесным и неведомым рождеством Твоим, Сын Мой, я была возвеличена пред всеми матерями. Но горе Мне! теперь, при виде Тебя на кресте, утроба Моя распаляется.

7. вижу Рожденнаго Мною и простираю руки, чтобы принять Его с креста. Но никто, увы! Не дает Мне Его.

8. Вот свет Мой сладостный, надежда и жизнь Моя драгая, Бог Мой угас на кресте! Внутренность Моя распаляется!» говорила Дева стеня.

9. «Солнце незаходящее, Боже Превечный, Творец и Господь всех творений! Как Ты терпишь страдания на кресте?» говорила Чистая плача.

10. Не познавшая брака говорила плача благообразному: «Иосиф! Поспеши к Пилату и испроси дозволение снять с древа твоего Учителя».

11. Иосиф, видя Пречистую горько плачущую, смутился и плача пришел к Пилату и со слезами сказал: «отдай мне тело Бога моего».

12. Видя Тебя покрытаго язвами, обезславленного и обнаженного на древе, рыдая как Матерь – Дева говорила: «Чадо Мое! Огонь палит внутренность Мою».

13. Терзаясь и удивляясь Иосиф вместе с Никодимом рыдая снял пречистое тело (Распятого) и со стенаниями воспел Его как Бога.

14. С плачем приняла Его Матерь безмужняя, положила Его на колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаньями и восклицала:

15. «Тебя, Владыко, Сын и Бог Мой, Я, раба Твоя, имела единственною надеждою, жизнию и светом очей. Но теперь я лишилась Тебя, Чадо мое сладчайшее и возлюбленное!

16. Увы! Печаль и скорбь и воздыхания терзают Меня, – говорила Чистая, – горько рыдая, когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим оставленным и помазанным ароматами мертвецом.

17. Вижу мертвым Тебя, человеколюбец, воскресившаго мертвых и все содержащаго, и утроба Моя уязвляется лютою скорбию. Я хотела бы умереть с Тобою, – говорила Пречистая, – ибо нестерпимо для Меня видеть Тебя бездыханным мертвецом.

18. Изумляюсь, видя Тебя преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы без дыхания, без красоты. Держу Тебя в объятиях и плачу, не надеясь, – горе Мне! – увидеть Тебя Более, Сын Мой и Боже Мой!

19. Не вымолвишь ли рабе Твоей слова Ты, Слово Божие? не ущедришь ли, Владыко, родившую Тебя?» говорила Чистая, плача, рыдая и лобзая Господа Своего.

20. «Видно уже не слышать более Мне, рабе Твоей, Владыко, Твоего сладкого гласа и не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего: ибо сокрылся Ты, Сын Мой, от очей Моих!»

21. Приидите все, прославим Распятаго за нас, Котораго видя на древе Мария говорила: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты – Сын и Бог Мой».

22. Следуя вместе с другими женами за своим Ангцем, влекомым на заклание, распустивши власы, агница Мария, вопияла: «Куда Ты идешь, Чадо? зачем поспешаешь так скоро? Или совершается новый брак в Кане, и Ты спешишь туда, чтобы претворить для них воду в вино? Итти ли Мне с Тобою, Чадо, или лучше дожидаться Тебя? О, Слово! промолви Мне одно слово; не проходи мимо Меня молча Ты, сохранивший Меня чистою: ибо Ты Сын и Бог Мой.

23. «Где же Сын и Бог Мой, прежнее благовестие, которое вещал Мне Гавриил? Он называл Тебя Царем, Сыном Божиим и Богом Вышним: но вот теперь Я вижу Тебя, сладостный Свет Мой, чтобы и Мне, Владыко, сойти с Тобою во ад. Не оставляй Меня одну, ибо Мне уже невыносимо жить, не видя Тебя, Моего сладостнаго Света!»

25. Горько рыдая с другими женами мироносицами и видя Христа несомым, Непорочная говорила: «Горе Мне! Что вижу Я? Куда Ты идешь теперь, Сын Мой, покидая Меня одну?»

26. Изнемогая от рыданий, Непорочная говорила мироносицам: «Рыдайте и плачьте горько вместе со Мною, ибо Свет Мой сладостный и учитель ваш полагается во гроб.»

27. Иосиф, видя рыдающую Деву, сам терзался и горько вопиял: «Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, Боже мой? Какими плащаницами обвить тело Твое?»

28. Превышает ум удивительное зрелище: Господа, носящего всю тварь, Иосиф с Никодимом несут на руках своих и погребают.

29. «Вижу удвительную и преславную тайну, – вопияла Дева к Сыну и Господу: – как полагают в простой гроб Тебя, вызывавшаго словом мертвых из гробов?

30. Не отойду от гроба Твоего, Чадо Мое, и не перестану лить слезы Я, раба Твоя, пока и Я не сойду во ад: ибо не могу перенести.

31. Отныне радость никогда не коснется Меня, говорила рыдая Непорочная: – Свет Мой и радость Моя закатилась во гроб. Но я не оставлю Его одного: умру здесь же и погребусь вместе с Ним.

32. Исцели мою душевную рану, Чадо Мое! – вопияла Пречистая со слезами. – Воскресни и утоли Мою скорбь и печаль: ибо Ты можешь сделать, что захочешь, хотя и погребся добровольно.»

33. «О, как сокрылась от тебя бездна милосердия? – сказал Господь тайно Матери. – Ибо, желая спасти Мое творение, Я благоволил умереть; но Я воскресну и возвеличу Тебя, как Бог неба и земли».

34. «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыко! Ибо, восхотев спасти создание Твое, Ты принял смерть, – сказала Пречистая. – Но воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!».

Молитва пресвятой богородицы плачущая

Главное меню

Канон о распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы

Этот канон составлен в X веке нашей эры святым Симеоном Метафрастом (Логофетом). Читаются из него стихи после Страстной Пятницы, когда Господь уже умер на Кресте. Чтение происходит в пятницу, во время Службы.

Самое богослужение является благоговейным бдением перед гробом Спасителя и погребальным гимном пострадавшему за нас Господу, Бессмертному Царю славы.

Молитвы Канона «Плач Пресвятой Богородицы» наполнены скорбью, печалью Девы Марии и учеников Иисуса. В отчаянии Богородица обретает утешение по молитве к Господу. Иисус Христос выражает трогательную заботливость о Ней. В нескольких словах Сына Пресвятая Дева находит утоление скорби.

Канон «Плач Пресвятой Богородицы» должен быть в каждом доме, написанный от руки. Он хранится аккуратным листочком.

До написания следует прочесть хотя бы одно Евангелие вслух для всех членов семьи. Поститься неделю (исключить продукты животного происхождения, сладости, вино, табак), читая утренние и вечерние молитвы, затем прочесть канон для всех членов семьи вслух и только тогда можно приступить к написанию молитвы. Чтение Канона дает успокоение родителям в отъезде детей, в душевных скорбях, печалях.

И следует помнить всегда, что любой наш плохой поступок – это рана Пресвятой Богородице и Иисусу Христу.

Вы постепенно меняетесь к лучшему.

(О распятии Господнем и на плач Пресвятой Богородицы)

Ирмос: Яко по cyxу пешешествовав Израиль по бездне стопами, гонителя фараона видя потопляема, Богу победную песнь поим вопияше.

Припев: Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Обешена яко виде на Кресте Сына и Господа, Дева Чистая, терзающися вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, и уязвляюся горце сердцем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

Слава: Волею Сыне Мой и Творче, терпиши на Древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у Креста со возлюбленнем учеником.

И ныне: Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне, болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

Ирмос: Несть свят якоже Ты Господи Боже мой, вознесый рог верных Твоих Блаже, и утвердивый нас на камени исповедания Твоего.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

О страшнем Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне, ныне Тя видящи на Древе, роспаляюся утробою.

Слава: Хощу Утробу Мою на руку, имаже яко младенца держах, с Древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

И ныне: Се Свет Мой Сладкий, надежда и живот Мой Благий, Бог Мой угасе на Кресте, распаляюся утробою, Дева стенящи глаголаше.

Ирмос: Христос моя сила, Бог и Господь, честная Церковь боголепно поет взывающи, от смысла чиста о Господе празднующи.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Солнце не заходяй Боже Превечный, и Творче всех тварей, Господи, како терпиши Страсть на Кресте, Чистая плачущи глаголаше.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Плачущи глаголаше Браконеискусная, ко благообразному: потщися Иосифе к Пилату приступити, и испроси сняти со Древа учителя твоего.

Слава: Видев Пречистую горце слезащу, Иосиф смутися, и плачася приступи к Пилату, даждь ми, вопия с плачем, Тело Бога моего.

И ныне: Уязвена Тя видящи, и без славы, нага на Древе, Чадо Мое, утробою распаляюся, рыдающи яко Мати, Дево провещаваше.

Ирмос: Божиим светом Твоим Блаже, утренюющих Ти души любовию озари молюся, Тя ведети Слове Божий, истиннаго Бога, от мрака греховнаго взывающа.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Растерзаяся и рыдая, и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав Пречистое Тело, рыдаше, и стеняше, и поя Его яко Бога.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Приимши Его с плачем Мати Неикусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезама, и облобызающи, горце рыдающи и восклицающи.

Слава: Едину надежду и живот, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, Сладкое Мое Чадо и Любимое.

И ныне: Болезни и скорби, и воздыхания обретоша Мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое Возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана Мертвеца.

Ирмос: Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек вопию Ти: возведи от тли живот мой, Многомилостиве.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Мертва Тя зрю, Человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою; хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше: не терплю бо без дыхания мертва Тя видети.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Дивлюся зрящи Тя, Преблагий Боже и Прещедрый Господи, без славы и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне, видети Тя, Сыне Мой и Боже.

Слава: Не изглаголеши ли Рабе Твоей слова, Слове Божий? не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую, глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи Тело Господа Своего.

И ныне: Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа, ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде Раба Твоя; ибо зашел еси Сыне Мой от очию Моею.

Нас ради Распятаго приидите вси воспоим, Того бо виде Мария на Древе, и глаголаше: аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

Своего Агнца Агница зряши, к заколению влекома, последоваше Мария простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши Чадо, чесо ради скорое течение совершаеши? еда другий брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? даждь Ми слово, Слове, не молча мимоиди Мене, чисту соблюдый Мя: Ты бо есть Сын и Бог Мой.

Ирмос: Росодательну убо пещь содела Ангел преподобным отроком, халдеи же опаляющее веление Божие, мучителя увеща вопити: Благословен еси Боже отец наших.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижу Тя, Свете Мой Сладкий, нага и уязвена Мертвеца.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Избавляяй болезни, ныне приими Мя с Тобою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобою и Аз, не остави Мене едину: уже бо жити не терплю, не видящи Тебе Сладкаго Моего Света.

Слава: С другими женами мироносицами, рыдающи Непорочная горце, и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижу! камо идеши ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

И ныне: Изнемогающи и рыдающи Непорочная, мироносицам глаголаше: срыдайте Ми, и сплачитися горце: се бо Свет Мой Сладкий, и Учитель ваш Гробу предается.

Ирмос: Из пламене росу преподобным источил еси, и праведнаго жертву водою попалил еси: вся бо твориши, Христе, токмо еже хотети; Тя превозносим во вся веки.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Деву рыдающу Иосиф видев, растерзашеся весь, и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию Тело Твое?

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею, и с Никодимом носит и погребает.

Слава: Странную вижу и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом Гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех?

И ныне: Ни от Гроба Твоего востану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану Раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Моего, Сыне Мой.

Ирмос: Бога человеком невозможно видети, на Негоже не смеют чини Ангельстии взирати: Тобою же, Всечистая, явися человеком Слово воплощенно: Егоже с небесными Вои Тя ублажаем.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Радость Мне николиже отселе прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: Свет Мой и Радость Моя во Гроб зайде: но не оставлю Еro единаго, зде же умру, и спогребуся Ему.

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни, и утоли Мою болезнь и печаль, можеши бо, Владыко, елико хощеши, и твориши, аще и погреблся еси волею.

Слава: О како утаилася Тебе есть бездна шедрот? Матери в тайне изрече Господь, тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети. Но и воскресну, и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

И ныне: Воспою молосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая: но Воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас.

Таже за Достойно: ирмос: Бога человеком не возможно видети:

Умягчи злыя сердца наша, Богородице, и напасти ненавидящих нас угаси, и всякую тесноту души нашея разреши. На Твой бо святый образ взирающе, Твоим страданием и милосердием о нас умиляемся и раны Твои лобызаем, стрел же наших, Тя терзающих, ужасаемся. Не даждь нам, Мати благосердная, в жестокосердии нашем и от жестокосердия ближних погибнути, Ты бо еси воистину злых сердец умягчение.

О Многострадальная Мати Божия, превысшая всех дщерей земли по чистоте Своей, и по множеству страданий Тобою на земле перенесенных, приими многоболезненныя воздыхания наша и сохрани нас под кровом Твоея милости. Иного бо прибежища и теплаго предстательства разве Тебе не вемы, но яко дерзновение имущая ко иже из Тебе Рожденному, помози и спаси ны молитвами Своими, да непреткновенно достигнем Царствия Небеснаго, идеже со всеми святыми будем воспевать в Троице Единому Богу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Плач Пресвятой Богородицы

(Канон о распятии Господни и на плач Пресвятой Богородицы)

Творение Симеона Логофета

Первый вариант на старославянском языке

1. Обешена яко виде на кресте Сына и Господа, Дева Чистая терзающися вопияше горце, со другими женами стенящи глаголаше:

2. Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердем, рече Чистая: но даждь слово, Благий, рабе Твоей.

3. Волею, Сыне Мой и Творче, терпиши на древе лютую смерть, Дева глаголаше, предстоящи у креста со возлюбленным учеником.

4. Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне! болезную сердцем, Чистая плачущи глаголаше.

5. Страха ради иудейска Петр скрыся, и вси отбегоша вернии, и оставльше Христа, Дева рыдающи глаголаша.

6. О страшном Твоем рождестве и странном, Сыне Мой, паче всех матерей возвеличена бых Аз: но увы Мне! ныне Тя видящи на древе распалаюся утробою.

7. Вижду Утробу Мою на руках, в нихже Младенца держах, с древа прияти, вещаше Чистая: но никтоже, увы Мне, сего даде.

8. Се, свет Мой сладкий, надежда и живот Мой благий, Бог Мой угасе на кресте, распалаюся утробою, Дева стенющи и глаголаше.

9. Солнце незаходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте, Чистая плачущи глаголаше.

10. Плачущи глаголаше браконеискусная ко благообразному: потщися, Иосифе, к Пилату приступити и испроси снятии с древа Учителя твоего.

11. Видев Пречистую горце слезящу, Иосиф смутися и плачася приступи к Пилату: даждь ми, вопия с плачем, тело Бога моего.

12. Уязвена Тя видящи и без славы нага на древе Чадо Мое, утробою распалаюся, рыдающи яко Мати, Дева провещаваше.

13. Растерзаяся и рыдая и дивяся вкупе с Никодимом снят Иосиф, и уцеловав пречистое тело рыдаше и стеняше, и пояше Его яко Бога.

14. Приимши Его с плачем Мати неискусомужняя, положи на колену, молящи Его со слезами и облобызащающи, горце же рыдающи и восклицающи.

15. Едину надежду и животь, Владыко Сыне Мой и Боже, во очию свет раба Твоя имех, ныне же лишена бых Тебе, сладкое Мое Чадо и любимое.

16. Болезни и скорби и воздыхания обретоша мя, увы Мне, Чистая горце рыдающи глаголаше, видящи Тя, Чадо Мое возлюбленное, нага и уединена, и вонями помазана мертвеца.

17. Мертва Тя зрю, человеколюбче, оживившаго мертвыя, и содержаща вся, уязвляюся люте утробою: хотела бых с Тобою умрети, Пречистая глаголаше; не терплю бо без дыхания мертва Тя видеши.

18. Дивлюся зрящи Тя, преблагий Боже и премудрый Господи, без славы, и без дыхания, и безобразна, и плачуся держащи Тя, яко не надеяхся, увы Мне! Видети Тя, Сыне Мой и Боже!

19. Не взглаголеши ли рабе Твоей слова, Слове Божий? Не ущедриши ли, Владыко, Тебе рождшую? глаголаше Чистая, рыдающи и плачущи, облобызающи тело Господа своего.

20. Помышляю, Владыко, яко ктому сладкаго Твоего не услышу гласа; ни доброты лица Твоего узрю, якоже прежде раба Твоя: ибо зашел еси, Сыне Мой, от очию Моею.

21. Нась ради Распятого прийдите вси воспоим. Того бо виде Мариа на древе глаголаше аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.

22. Своего Агнца агница зрящи к заколению влекома, последоваше Мариа простертыми власы со инеми женами, сия вопиющи: камо идеши, Чадо? чесо ради скорое течение совершаеши? егда другой брак паки есть в Кане, и тамо ныне тщишися, да от воды им вино сотвориши? Иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимо иди Мене, чисту соблюдый Мя. Ты бо еси Сын и Бог Мой.

23. Где, Сыне Мой и Боже, благовещение древнее, еже Ми Гавриил глаголаше? Царя Тя, Сына и Бога Вышняго нарицаше: ныне же вижду Тя, Свете Мой сладкий, нага и уязвена мертвеца.

24. Избавляяй болезни, ныне прими Мя с Собою, Сыне Мой и Боже, да сниду, Владыко, во ад с Тобой и Аз, не остави Мене едину, уже бо жити не терплю, не видящи Тебе, сладкаго Моего Света.

25. С другими женами мироносицами рыдающи Непорочная горце и носима видящи Христа глаголаше: увы Мне, что вижду? Камо идешь ныне, Сыне Мой, а Мене едину оставляеши?

26. Изнемогающи и рыдающи Непорочная мироносицам глаголаше: срыдайте Ми и сплачитеся горце, се бо Свет Мой сладкий и Учитель ваш гробу предается.

27. Деву рыдающу Иосиф видев растерзашеся весь и вопияше горько: како Тя, о Боже Мой, ныне погребу раб Твой? Какими плащаницами обвию тело Твое?

28. Паче ума превзыде странное Твое видение носящаго тварь всю Господа: сего ради Иосиф яко мертва Тя на руку своею и с Никодимом носит и погребает.

29. Странну вижду и преславную тайну, Дева вопияше Сыну и Господу: како в худом гробе полагаешися, мертвыя повелением возставляяй во гробех.

30. Ни от гроба Твоего восстану, Чадо Мое, ни слезы точащи престану раба Твоя, дондеже и Аз сниду во ад: не могу бо терпети разлучения Твоего, Сыне Мой.

31. Радость Мне николиже отсем прикоснется, рыдающи глаголаше Непорочная: свет Мой и радость Моя во гроб зайде. Но не оставлю Его единаго: зде же умру и спогребуся Ему.

32. Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни и утоли Мою болезнь и печаль; можеши бо, Владыко, елико хощеши, и творити, аще и погреблся еси волею.

33. О, како утаился Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь? Тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети; но и воскресну и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли.

34. Воспою милосердие Твое, Человеколюбче, и покланяюся богатству милости Твоея, Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая; но воскресением Твоим, Спасе, помилуй всех нас!

Второй вариант на русском языке

1. Дева Чистая, увидев висящим на кресте Сына и Господа (Своего), горестно стеня, терзаяясь и вместе с другими женами вопия, (так) говорила:

2. «Видя Тебя ныне, возлюбленное Чадо Мое висящим на кресте, горько уязвляюсь в сердце моем», говорила чистая. «Вымолви, Благий, слово рабе Твоей».

3. «Сын и Творец Мой! добровольно терпишь Ты лютую смерть на древе», – говорила Дева, предстоя у креста с возлюбленным учеником.

4. «Ныне лишилась Я моей надежды, радости и веселия – Сына моего и Господа: горе Мне! Болит Мое сердце!» говорила Чистая с плачем.

5. «Из страха пред иудеями Петр скрылся и все верные разбежались, оставив Христа», говорила Дева рыдая.

6. «Чудесным и неведомым рождеством Твоим, Сын Мой, я была возвеличена пред всеми матерями. Но горе Мне! теперь, при виде Тебя на кресте, утроба Моя распаляется.

7. вижу Рожденнаго Мною и простираю руки, чтобы принять Его с креста. Но никто, увы! Не дает Мне Его.

8. Вот свет Мой сладостный, надежда и жизнь Моя драгая, Бог Мой угас на кресте! Внутренность Моя распаляется!» говорила Дева стеня.

9. «Солнце незаходящее, Боже Превечный, Творец и Господь всех творений! Как Ты терпишь страдания на кресте?» говорила Чистая плача.

10. Не познавшая брака говорила плача благообразному: «Иосиф! Поспеши к Пилату и испроси дозволение снять с древа твоего Учителя».

11. Иосиф, видя Пречистую горько плачущую, смутился и плача пришел к Пилату и со слезами сказал: «отдай мне тело Бога моего».

12. Видя Тебя покрытаго язвами, обезславленного и обнаженного на древе, рыдая как Матерь – Дева говорила: «Чадо Мое! Огонь палит внутренность Мою».

13. Терзаясь и удивляясь Иосиф вместе с Никодимом рыдая снял пречистое тело (Распятого) и со стенаниями воспел Его как Бога.

14. С плачем приняла Его Матерь безмужняя, положила Его на колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаньями и восклицала:

15. «Тебя, Владыко, Сын и Бог Мой, Я, раба Твоя, имела единственною надеждою, жизнию и светом очей. Но теперь я лишилась Тебя, Чадо мое сладчайшее и возлюбленное!

16. Увы! Печаль и скорбь и воздыхания терзают Меня, – говорила Чистая, – горько рыдая, когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим оставленным и помазанным ароматами мертвецом.

17. Вижу мертвым Тебя, человеколюбец, воскресившаго мертвых и все содержащаго, и утроба Моя уязвляется лютою скорбию. Я хотела бы умереть с Тобою, – говорила Пречистая, – ибо нестерпимо для Меня видеть Тебя бездыханным мертвецом.

18. Изумляюсь, видя Тебя преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы без дыхания, без красоты. Держу Тебя в объятиях и плачу, не надеясь, – горе Мне! – увидеть Тебя Более, Сын Мой и Боже Мой!

19. Не вымолвишь ли рабе Твоей слова Ты, Слово Божие? не ущедришь ли, Владыко, родившую Тебя?» говорила Чистая, плача, рыдая и лобзая Господа Своего.

20. «Видно уже не слышать более Мне, рабе Твоей, Владыко, Твоего сладкого гласа и не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего: ибо сокрылся Ты, Сын Мой, от очей Моих!»

21. Приидите все, прославим Распятаго за нас, Котораго видя на древе Мария говорила: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты – Сын и Бог Мой».

22. Следуя вместе с другими женами за своим Ангцем, влекомым на заклание, распустивши власы, агница Мария, вопияла: «Куда Ты идешь, Чадо? зачем поспешаешь так скоро? Или совершается новый брак в Кане, и Ты спешишь туда, чтобы претворить для них воду в вино? Итти ли Мне с Тобою, Чадо, или лучше дожидаться Тебя? О, Слово! промолви Мне одно слово; не проходи мимо Меня молча Ты, сохранивший Меня чистою: ибо Ты Сын и Бог Мой.

23. «Где же Сын и Бог Мой, прежнее благовестие, которое вещал Мне Гавриил? Он называл Тебя Царем, Сыном Божиим и Богом Вышним: но вот теперь Я вижу Тебя, сладостный Свет Мой, чтобы и Мне, Владыко, сойти с Тобою во ад. Не оставляй Меня одну, ибо Мне уже невыносимо жить, не видя Тебя, Моего сладостнаго Света!»

25. Горько рыдая с другими женами мироносицами и видя Христа несомым, Непорочная говорила: «Горе Мне! Что вижу Я? Куда Ты идешь теперь, Сын Мой, покидая Меня одну?»

26. Изнемогая от рыданий, Непорочная говорила мироносицам: «Рыдайте и плачьте горько вместе со Мною, ибо Свет Мой сладостный и учитель ваш полагается во гроб.»

27. Иосиф, видя рыдающую Деву, сам терзался и горько вопиял: «Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, Боже мой? Какими плащаницами обвить тело Твое?»

28. Превышает ум удивительное зрелище: Господа, носящего всю тварь, Иосиф с Никодимом несут на руках своих и погребают.

29. «Вижу удвительную и преславную тайну, – вопияла Дева к Сыну и Господу: – как полагают в простой гроб Тебя, вызывавшаго словом мертвых из гробов?

30. Не отойду от гроба Твоего, Чадо Мое, и не перестану лить слезы Я, раба Твоя, пока и Я не сойду во ад: ибо не могу перенести.

31. Отныне радость никогда не коснется Меня, говорила рыдая Непорочная: – Свет Мой и радость Моя закатилась во гроб. Но я не оставлю Его одного: умру здесь же и погребусь вместе с Ним.

32. Исцели мою душевную рану, Чадо Мое! – вопияла Пречистая со слезами. – Воскресни и утоли Мою скорбь и печаль: ибо Ты можешь сделать, что захочешь, хотя и погребся добровольно.»

33. «О, как сокрылась от тебя бездна милосердия? – сказал Господь тайно Матери. – Ибо, желая спасти Мое творение, Я благоволил умереть; но Я воскресну и возвеличу Тебя, как Бог неба и земли».

34. «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыко! Ибо, восхотев спасти создание Твое, Ты принял смерть, – сказала Пречистая. – Но воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас!».

Перепечатка материалов возможна только с письменного согласия администрации сайта.

Оценка 4.3 проголосовавших: 55
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here