Молитва казаков на княжьем острове

Все о религии и вере - "молитва казаков на княжьем острове" с подробным описанием и фотографиями.

Тайна Казачьего спаса

Писатель Юрий Сергеев в 1995 году в своем романе «Княжий остров» впервые приоткрыл тайну «Казачьего спаса».

Эта боевая традиция, чудом сохранившаяся до наших дней, уходит корнями в глубокую древность. Юрий Сергеев не только смог разыскать всех хранителей «Казачьего спаса» в разных уголках России, но и сам овладел этим искусством.

Откуда вы родом? Как увлеклись литературой?

— Я родился на Дону в станице Скуришинская. Никогда не думал, что я стану писателем. Но, видимо, судьба у меня такая. Думаю, определяющую роль в моем будущем сыграла моя бабушка Калисса Семеновна 1881 года рождения. Как-то в её казачьем судке с изображением государя-императора на крышке, я нашел учебники, с которыми она в 1887-1888-х годах ходила в церковно-приходскую школу. Меня это так заинтересовало! Я часами рассматривал картинки Кожемяки, Ильи Муромца и других героев. Бабушка объяснила мне буквы, и к пяти годам я уже научился читать. К пятому классу на печи при керосиновой лампе я прочитал полностью две библиотеки — станичную и школьную. Бабка Калисска дала мне толчок. Она была удивительная сказительница, знала столько разных сказок и прибауток, что заложила во мне фундамент русского языка. И «Становой хребет», и «Княжий остров» написаны нашим донским языком.

Когда вы впервые узнали о «Казачьем спасе»?

— У нас в станице был такой дед Буян. Если бы я знал, чем я буду сейчас заниматься, я бы от него не отлипал. Мы с ним дружили, я его звал «дед молодой». В 86 лет дед Буян охотился, зимой он подранивал зайца, снимал валенки и в карпетках, таких длинных шерстяных носках, считай босиком, догонял раненного зверька и ловил его за уши. Он прошел все беломор-каналы после расказачивания. И деда я не раз вспоминал при написании романа «Княжий остров». У меня там написано про «Казачий спас». И ко мне тогда стали стекаться люди, которые знали об этой нашей древнейшей уникальной традиции боевых искусств.

В прошлом году я нашел 9 человек, которые владеют «Казачьим спасом». Для меня это было невероятно, потому что когда в 1995 году я писал роман, мне все говорили: «Зачем ты это вспоминаешь? Все это уже забыто и умерло». Оказывается, нет. Традиции живут.

Хранители традиции живут в одном месте, или они разбросаны по миру?

— Все живут в разных местах — в Ростовской, Волгоградской областях, Краснодарском крае. Эти люди удивительные. Они живут долго, живут светло. Все травники. Владеют удивительными способностями целительскими. До революции в казачьих войсках всегда был один костоправ на две сотни, который лечил от всех болезней. И меня деды кое-чему научили. Поразительно, в «Казачьем спасе» нет никакой бесятины, никакой черной магии.

В этой методике все основано на торсионных полях, и наши деды владели торсионными полями! Они, например, любую бутылку самого «паленого» коньяка могут сделать «Наполеоном» по вкусу. Могут в водку добавить «лимончика». И это все делается на чисто традиционной основе.

Только в прошлом году проехал 15 тысяч километров в поисках этих дедов, и в этом году столько же.

Ездил я к некрасовским казакам на Троицу по их приглашению в Ставропольский край. Ездил за молитвой, которую долго искал и нашел её. Всего пять букв. Если их выколешь на груди, то пуля тебя не берет. Мой хороший друг, который владеет боевыми искусствами, тренировал под Челябинском спецназ для первой и второй чеченских войн. Две с половиной тысячи человек накололи себе на груди эти буквы, и ни один не погиб. То есть это сакральное всё работает до сих пор.

Особая молитва упоминается у вас и в «Княжьем острове»…

— Я долго искал эту молитву, и в «Княжьем острове» она действительно упоминается. Её казак читал перед боем. Я думал, это большая молитва. Оказалось не совсем так.

У казаков был специальный ритуал, связанный с этой молитвой. Что особенного было в ней?

— Перед боем сотня казаков выезжала напротив неприятеля, никогда не глядя на его количество. Сколько там – сто, тысяча, десять тысяч, на это они никогда не обращали внимания. Казаки обнажали шашки, скакали по кругу, постепенно увеличивая темп, и читали эту молитву. А потом, развернувшись, лавой шли в атаку. В атаке они шли хуторами, дядька скакал позади, а впереди шли два племянники, в их задачу входило только пики и шашки отвести в сторону, а дядька рубил до седла. Он работал как машина. Причем, эта способность рубить до седла, эта легкость достигается опять же через особое, молитвенное состояние, как будто Архангел вручает особый меч.

Мне поручили написать сценарий еще в прошлом году об Азовском сидении. Когда я начал собирать материал, я дошел до одного момента, и остановился, потому что понял, что это роман. Сценарий я писать не стал. Может быть, потом возьмусь. Но сейчас я пишу роман.

Азовское сидение тоже каким-то образом связано с «Казачьим спасом»?

— Азовское сидение – это 5000 казаков и 800 казачек, которые встали на защиту крепости. Против них на кораблях приплыли 260 000 турок, а также пришли степняки. В общей сложности неприятеля было 370 000.

Началось сражение. Бьются турки, не могут взять. Чего только не перепробовали. Представьте себе, противник не взял еще крепость, а потерял 100 000 убитыми.

Где же была царская армия?

— Очень часто в нашей истории — от древней до нынешней, случалось так, что правителей «покупали». Оказывается, русскому царю от турецкого султана была вручена шкатулка с двумя с половиной килограммов ограненных бриллиантов. Условие – чтобы царь не помогал казакам ни порохом, ни оружием, ничем. И он не помогал. Казаки все делали сами на своем личном энтузиазме. В той битве принимали участие запорожские казаки, которые применяли традицию, называемую в разных казачьих местах по-разному, где «Казачий спас», где «Казачья наука».

Так вот, казаки сожгли ночью все турецкие корабли и турки уже не знали, что делать дальше. И вот от Султана командующему турецкими войсками приходит шкатулочка, он открывает, а там шелковый шнурок – предметная письменность — «если ты не выиграешь битву, тебя повесят». Кстати, турки-военачальники, участвовавшие в сражении, были по возвращению казнены.

В предпоследний день Азовского сидения, (я, кстати, назову роман «Азовское стояние», а то получается, что они там отсиделись), турецкий командующий пускает в световой день каждые два часа по 20 000 в атаку. А наших осталось всего три с половиной тысячи. Представляете, через каждые два часа идет поток в 20 000. И не взяли. Невероятно!

А наутро уже такие валы турецких трупов, что воевать невозможно. Турки попросили пропустить похоронную команду, чтобы убрать тела погибших янычар. Казаки разрешили, передышка нужна была. И когда турки дошли до последних погибших 20 000 соплеменников, они увидели, что янычары порублены на куски вместе с лошадьми. По возвращении они рассказали своему войску, что они видели.

На следующее утро казаки умылись, надели белые рубашки, чтобы выйти на последний бой. Посмотрели, а турок нет. Янычары ночью снялись и побежали. Казалось бы, молитесь, радуйтесь, что победили. Тем не менее, израненные, уставшие от порубки такой армады, казаки, около Дона догнали убегающих турок и ещё 30 000 порубали и утопили в реке. Такая вот доблесть, умение владеть оружием, сила духа…

Там, кстати, было явление Богородицы и Архангела Михаила. По тем временам это был выдающийся подвиг. И таких случаев о доблести русских я собрал очень много. Но Главпур под командованием Михаэлса, такие массовые подвиги героизма засекретил. И только сейчас это начинает прорываться наружу.

Каким образом удалось сберечь «Казачий спас» во время революции, тогда большевики, как известно, пытались уничтожить все вековые русские традиции – религию, жизненный уклад?

— При Светской власти это все искоренялось, и даже заикаться об этом было опасно. У меня на родине в станице Кумылжинской, был центр подготовки по Казачьему спасу. Он был закрытый. Такие центры были у пластунов и у запорожских казаков на острове Хортица. А когда случилась революция, казачество начали уничтожать. Большевики приходили в станицы и стариков, женщин с детьми в ямах заживо закапывали. Казаки в это время были на фронтах. Известен случай, когда один старик из Вешенской станицы назвал красных мародерами, они отрезали ему язык, прибили гвоздями к стене, а его самого водили по станице, пока он не умер. Много таких зверств было.

Владеющие «Казачьим спасом» скрывались на Шемякинских озерах. Уже прошла гражданская война, а ГПУ никак не могло их взять. На гпушников наводили мороку при помощи молитвы, и они ходили по станице, но никого не видели. Тогда ГПУ взяли в заложники семьи спасовцев-характерников и сказали: «Или вы нас научите, или мы расстреляем ваши семьи». И тогда спасовцы вышли. Интересно, что они входили в состояние молитвы стихами Пушкина, кто-то из них был такой начитанный. Но семьи все равно уничтожили вместе со спасовцами. Таким образом, эта система попала в ГПУ, затем и в КГБ, где она получила название «Золотой щит».

Насколько глубоко в века уходит «Казачий спас»?

— Однажды к ученику нашего ведущего санскритолога Гусевой пришли спасовцы. Один из них увидел на столе листы, исписанные санскритом. Он как закричит на Гусеву, доктора наук: «Откуда у вас это?» Она опешила и отвечает: «Так это санскрит». Спасовец продолжил: «Какой санскрит? Это наша «Казачья наука!» Его готовили с семи лет и обучали всем предметам на санскрите. Он начал читать в присутствии ученых и свободно все перевел. То есть традиции «Казачьего спаса» уходят очень глубоко и далеко.

Я считаю, что до крещения в Киеве у нас была очень сильная ведическая традиция. В книге «Княжий остров» я описываю, что в Сергеевой лавре, где сейчас находится маковка, был центр Белых богов. Это была очень светлая религия, никаких там человеческих жертвоприношений не было.

Многим людям расставаться с древней верой было тяжело. Но почему приняли на Руси Правоверие? Потому что оно один к одному пересекалось с древней верой. Все новые храмы были построены на старых капищах. Но самое страшное произошло во время раскола. Я уверен, что это была идеологическая диверсия, когда начали гонения на Правоверие. Соловецкий монастырь царские войска не могли взять 8 лет. Об этом ведь молчат! А причина была только одна – уничтожить нашу древнюю религию и взять библиотеку, которую, кстати, до сих пор не нашли. При Петре Первом древние книги собирались и уничтожались. Надо было обрезать религию, память рода. Кстати, нынешнее Православие вобрало могучую силу древних родов, молитв. И многие владели ими.

Каким образом передается «Казачья наука»?

— Что такое «Казачий спас»? До последнего времени это было казачество в казачестве. Спас передавали от деда к внуку, то есть через поколение. Для передачи знаний ребятишек выбирали таких, у которых мысль работала быстрее, чем у их сверстников. Именно таких ребят начинали учить. Учение было очень жестким и интересным. Мне рассказывал один из хранителей Казачьего спаса, когда ему исполнилось 7 лет, дед вывел его за станицу, а сам что-то прятал под платком. Выйдя на опушку леса, дед развернул платок, а там казачья шашка. Дед взял её, вошел в определенное состояние и березу, величиной с оглоблю, перерубил как камышинку наискось. Мальчишка понимал, что это невозможно. Дед вырубил палку сантиметров семьдесят, сказал мальчику: «Стой и терпи». После чего стал бить мальчика по коленкам, по плечам, по голове. Затем приказал вытащить язык и произнес: «Язык, держи слово». Затем прикоснулся к глазам, произнеся: «Глаза, будьте зоркими». Мальчик плакал от боли, а старик говорит: «А теперь посмотрим, твой ли это клинок». Передал шашку мальчику и говорит: «Гони из сердца вещий огонь на клинок». И у мальчика получилось, и шашка заиграла. Оказывается, при передаче «Казачьего спаса» не надо даже прилагать каких-то усилий. Только надо войти в это состояние.

В «Казачьем спасе» первостепенную роль играет род. Можете пояснить, какую роль играют ушедшие поколения в жизни бойцов-спасовцев?

— За каждым человеком стоит огромное число поколений, тысячи, а может быть миллионы людей, и связь с ними не прерывается. Раньше был очень хороший обычай. На стенах домов, особенно в деревнях, вешали фотографии родни. И через фотографии, как утверждают некоторые ученые, эта связь не теряется. Родовая связь, родовая помощь очень действенна. Деды, которые хранят традиции «Казачьего спаса», водили меня к моему роду. Я видел своих бабок, дедов и тысячи других родственников. Они стояли в теплой реке – бабка Калисска, дед Егор, отец, и все смотрели на меня. Я их как увидел, сразу бросился к ним, брызги полетели в разные стороны. А дед, который меня вел, сказал, что надо было спокойно подойти, с ними поговорить и попросить помощи.

Сила рода – это великая сила. И это никак не противоречит канонам Православия. Я сам человек православный, у меня есть духовник игумен Илия из Оптиной пустыни. Но я считаю, что нельзя отбрасывать нашу древнюю культуру и древнюю цивилизацию. Она была намного сильнее, чище, чем нынешняя. Ортодоксы говорят: «Это язычество». Так чем мы тогда отличаемся от товарища Луначарского, который говорил, что история России начинается с 1917-го года? А мне интересно, кем были мои предки, как мог казак воевать в том же Азове, где, кстати, участвовали казаки с моей станицы.

«Казачий спас» – это, по сути, супероружие, которое в нашем обществе может стать чрезвычайно опасным, если оно попадет не в те руки. Сейчас многое, что человеку во благо, употребляется во вред…

— Основы спаса потрясающе контролируются Господом Богом. Основа спаса кроется на праведном гневе. Если ты что-то сделал поганое – украл и тому подобное, то отсечка идет серьезная.

Ещё один из принципов – если ты идешь на защиту рода и народа, ты можешь делать все, что угодно, не культивируя зло, конечно. У спасовцев нет приемов, это импровизация. У них человек ударил, и не смотрит назад, потому что там труп. У бойцов-спасовцев не было никакого либерализма, сострадания к врагу. Если неприятель переступил границу, то надо его уничтожить. И били они врагов со страшной силой.

Насколько я понимаю, у владельца «Казачьего спаса» должна быть чистота духа, помыслов. И это может быть только оружием самозащиты, но никак не нападения. Если человек применит спас не по делу, то удар по нему будет в десять раз больше. Так?

— Более того, сам учитель такого балбеса получает обратный удар в десятикратном размере. Поэтому ребята, которые тренируют по спасу, очень избранно отбирают людей – по духу, по роду, чтобы они были абсолютно чистыми. Предупреждают учеников о последствиях сразу. Очень много поумирало в молодом возрасте учеников, которые вошли в гордыню. Один из них дошел до умения материализовывать предметы. Но в 43 года умер. То есть, Сверху смотрят и контролируют.

В начале 1970-х годов один мастер восточных единоборств, достигший в юном возрасте таких вершин мастерства, что при его взгляде и валун мог рассыпать его в песок, приехал в Грецию, в Афонский монастырь, чтобы посрамить Православие и показать, что он такой могучий, а православные такие неумехи. Вышел он с монахами на берег море, и взглядом рассыпал валун в песок. Тогда монах поднял маленькую гальку, перекрестил её и дал мастеру. Всемогущий пыжился, пыжился, и в результате из него выскочили рогатые, которые, как оказалось, все за него делали.

Надо очень тонкую грань не переступить. Все, кто владеет боевыми искусствами, идут как по лезвию бритвы. Шаг вправо, шаг влево и может пролиться кровь.

По Казачьему спасу и по русскому стилю Кадочникова невозможно проводить соревнования, потому что это боевая наука, воинский класс.

Похожие записи

Комментарии: (1)

Молю Бога, чтобы проснулась наша молодежь на дела добрые.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста

  • imya (к записи «Первая в истории государственно санкционированная национальная сатанинская церемония»): Это полностью совпадает с программой движения «зелёных», которое возникло гораздо позже, при поддерж.
  • imya (к записи «Первая в истории государственно санкционированная национальная сатанинская церемония»): 6/128. В тот день Он соберёт их вместе: «О сонмище джиннов! Вы ввели в заблуждение многих людей». Их.
  • Даша (к записи «Как отличить Индиго от обычных детей»): Так а что делать если ты этот человек? Мир этот тебе кажется пустым, люди потеряными и одурманены.
  • biaya umroh (к записи «Как в старину делали теплый пол»): Hmm іs anyone else having problems with the pictսres on this blog loɑding? I’m trykng to find out i.
  • Рамиль Азнаев (к записи «Третья мировая война уже началась?»): «Люди думают, что верят в разных богов, Спорить об этом каждый готов. За веру свою готовы все драт.
  • Хранитель (к записи «Пророчество старца Филофея и другие предсказания о России»): ВЫБОРЫ — 2018 Тамара Глоба: «На «выборах»* в будущую эпоху, когда силы тьмы будут думать, что они.
  • copy protection (к записи «Почему амулеты помогают? Научное объяснение»): You really make it appear so easy along with your presentation but I to find this topic to be actu.
  • Бывалый (к записи «Когда жили евангелисты?»): Диккенс как раз НЕ ОШИБСЯ и всё верно написал. Дело в том, что католики Ватикана специально для запу.
  • supplier wallpaper dinding termurah (к записи «Как в старину делали теплый пол»): What’s up Dear, are yоu really visiting this web site dаily, if so afterward yоu will with᧐ut ddoub.
  • Рамиль Азнаев (к записи «Пророчество старца Филофея и другие предсказания о России»): «Люди думают, что верят в разных богов, Спорить об этом каждый готов. За веру свою готовы все драт.

Потребление ресурсов: 86 запросов / 9.47 Мб

Читать онлайн “Княжий остров” автора Сергеев Юрий Васильевич – RuLit – Страница 95

Еще вспомнились тренировки Буяна и Егора с деревянными шашками. Дед учит его уклоняться от ударов, но палка в руках старика часто и больно бьет мальчишку, он кривится и чуть не плачет от боли, настырно бросается в атаку на веселого Буяна…

Ночь. Они вдвоем сидят на скошенной траве у костра, вдруг дед встает и манит парнишку от огня в темь. Положив ему тяжелые ладони сзади на плечи, говорит:

– Задери башку… Видишь, вон она Большая Медведица — наша мать кормилица, символ Казачьего Спаса… Бог велик! Запомни, с этова дня нету над тобой никакой власти, никакого атамана — характерник напрямик говорит с Богом и слушает только ево глас. Гляди на взоры вселенной! Гляди! Это глаза твоих дедов и прадедов, глаза былых пращуров. Они зрят оттэль на твои подвиги, как ты защитишь святую Расею, не подведешь ли ихний корень…

– Звезды глаза дедов? — изумленно вторит Егорка, глядя пристально в небо.

– Не подкачай, паря, ответ перед ими большой, они всю жисть твою земную на тя будут светить, испытывать совесть твою и отвагу. Так-то… Обучу я тебя такой науке, что сможешь зачаровать и побить любого врага. Спас — бескрайняя степь и бездонный колодезь русского духа. Не для баловства все это, а для схватки с врагом и возмездия ему за Русь святую. Когда состаришься — передашь науку далее, как мне дед передал… Не бойся за себя в бою, ибо сразу сгибнешь… попервой береги друга… За други своя!

Ты станешь сгустком звездного света и овладеешь копьем-лучом Святого Георгия… Казак взращен простором степей и небес, силой дубрав, вспоен медовым нектаром ветров, закален огнем солнца и живет державностью земли своей. Гляди честно дедам в глаза! Какие ядреные и ясные очи! А счас становись рядом на коленки и втори за мной слова заветные молитвы Стос… молитва, только молитва отворит тебе врата в Царствие Божие и придаст силу неимоверную… Молись!

Осень… Они опять с Буяном на острове. Варят на костре запашистую щербу из пойманной рыбы. Егор берет дедов карабин и подает, сам отбегает подальше и кричит:

– Не рано ишшо? — басит дед, — в ману вошел? молитву прочел? все впитал?

– Стреляй! — парнишка слегка покачивается, взгляд его затуманен, губы шепчут святые слова…

Грохает выстрел. Пуля с воем обдувает щеку, и Егорка радостно вопит:

– Я видел ее! Я видел! Она летит, как пчела, можно легко увернуться! Я видел ее!

– Вот и ладом все! — Буян подходит, ласково треплет рукой по вихрам, — живи воин-защитник! Ты обрел моленную душу…

После одной из тренировок на острове Буян у ночного костра поведал любопытному парнишке дивную историю. Поразительно, но о людях из прошлых веков и своих пращурах он говорил — «мы», словно сам присутствовал там…

– Илья Иванович, — попросил Егор, — можно я расскажу древнюю легенду деда Буяна?

– Расскажи, если это имеет отношение к теме нашего поиска.

– Имеет… самое прямое отношение к Беловодью. Я буду говорить, как он сказывал, сохраняя удивительное слияние с прошлым. Так слушай же…

– Говори, — Окаемов дал знак Селянинову и Мошнякову быть внимательнее.

– Мы участвовали в казачьем сполохе и восстании Кондратия Булавина и когда поняли, что окружены войсками князя Долгорукого, истребляющего безжалостно казаков от старого до малого, решили уйти ночью на стругах по Дону в чужие края… Нас было много тысяч душ… С бабами и ребятишками, со стариками и старухами, божественными книгами, церковной утварью и колоколами в стругах, да прочим хозяйственным скарбом, мы тайно отплыли темью из Черкасска… Атаман Некрасов пред этим строго обошелся с лазутчиками и предателями, он выявил их давно, но только в самый нужный момент эти засланные и купленные были изрублены шашками и кинуты в Дон… Старшина каждого струга неукоснительно выполнял приказ атамана о строжайшей тишине во время сплава мимо карательных войск у нынешнего Ростова… Ежели расплачется ребенок, ради спасения остальных он должен быть утоплен… Струги плыли в полной тишине, и удалось проскользнуть незамеченными. Пожили некое время на Кубани, а когда нас и отгудова согнали, вышли в Черное море миром всем, и сплылись струги, и начался казачий круг… Некрасов настаивал держать путь вдоль берега к Болгарии и, обогнув Черное море, найти в Турции безлюдные места и основать станицы… Но зачался разброд, один из куренных атаманов храбрился и требовал идти напрямки, чтобы скорей достичь желанного убежища. Некрасов пугал, что в это время года случаются частые бури и придется идти на парусах через дьявольскую воронку, где даже сало тонет, утаскиваемое на дно… Совет стариков молчал, и Некрасов рассерчал, с тысячью казаков и их семьями уплыл вдоль берега…

– Остальные двинулись через море и все перетонули, — прервал рассказ Окаемов, — я знаю эту историю и бывал в станицах некрасовцев в Турции.

– Совет стариков молчал по приказу старейшины, своего начетчика… некрасовцы старообрядцы… они молчали потому, что идти туда, куда они надумали, было нельзя с буйным Некрасовым. Они не приняли и нового атамана; тот с половиной людей устремился через море… С ним пошли дерзкие и хорошие казаки, но гордыня затмевала им разум и не услышали они Бога и старейшин… Их паруса скрылись за горизонтом, а ночью разыгрался страшный шторм, застигнув струги как раз на том бесовском месте, где сало тонет в воде.

Переждав шторм на берегу, мы опять спустили струги, подняли паруса и пошли за передовым судном, ведомым Богом и рукою старейшины, сидящего на корме и прижимающего к себе драгоценное нечитанное Евангелие, как знак открывающейся новой жизни. В море не встретили никого, высадились у какого-то иноземного селения и наняли караван верблюдов… Путь через Персию на Алтай, в Беловодье…

– В Беловодье? — ахнул Окаемов, — что же ты раньше молчал?

– Да потому что это не приходило, видать, не нужно было… Только сейчас я начинаю понимать, откуда у деда Буяна была такая крепкая старая вера, такие знания Казачьего Спаса… он бывал в Беловодье и, верным делом, знал, как туда пройти… Вот так оказался на Аргуни донской казак.

– То, что он говорил «мы», — первый признак истины, — уверенно подтвердил Окаемов, — некрасовцы точно так говорят о своих предках, хоть минуло двести пятьдесят лет…

– Я еще не закончил, Илья Иванович… дед Буян часто исчезал, иной раз по полгода, и возвращался в станицу загоревший дочерна и изможденный… Он приносил турецкие платки, китайский шелк и дарил бабам. Я думаю, что он был связным между некрасовцами и Беловодьем…

— Жив ли он сейчас?

– Убить его было нелегко… ни пулей, ни шашкой. Когда станицу заняли красные, он вскричал на плацу: «Дьяволы!», метнулся к своей избе за оружием и воевал один с ними… Дом его подожгли снарядом из трехдюймовки, и больше о нем ничего не знаю. Я потом излазил все пепелище, но ни костей, ни его карабина не нашел… И почему-то уверился, что дед Буян остался жив, каким-то чудом покинул горящий дом… ведь он мог так маскироваться, что наступишь, а не увидишь…

– Почему ты решил, что он ходил в Турцию к некрасовцам?

– А он мне рассказывал об их станицах, что улицы там все прямые, чтобы простреливались при обороне, что турки запрещали им строить стены и рвы, так они додумались сделать дома окнами внутрь дворов, а лицевые части слили в единую крепостную стену, что они сами делали в кузнях даже пулеметы, что турки много раз пытались взять штурмом и выжечь гяуров-русских, но каждый раз случались такие вихри и смерчи, что выбивали шашки и ножи из рук наступающих, неведомая сила умертвляла лошадей на скаку, а встречь летел такой шквал свинца, что ни разу не смогли ворваться. Некрасовцы в засуху собирались на молебен и вызывали дожди, это было для них таким обычным делом, что турки приходили к ним с просьбой: «Ваш Бог сильнее нашего Аллаха, попросите у него дождя на наши поля».

– Я это сам видел, — подтвердил Окаемов, да. — а, придется идти в Турцию… к ним. Может быть, сыщем ниточку в Беловодье.

– Илья Иванович, — глухо промолвил Мошняков, — идет такая война, а мы будем шарахаться по Турции. Отпустите меня на фронт…

– Миллионная армия турок стоит у нашей границы… Немцы рвутся к Сталинграду и если его возьмут, они ступят на нашу землю… Сила некрасовцев очень важна сейчас. Собирайтесь, завтра же вылетаем, мне нужно встретиться с Лебедевым. Никуда я тебя не отпущу, ты донской казак и скоро услышишь речь своих прадедов, услышишь их песни и молитвы. Некрасовцы все сохранили в первозданном виде… Они все время поют: дома, на работе, в бою, в корогодах на праздниках, начинают петь с люльки и умирают с песнею на устах. Это такая мощная культура, такая твердая вера, что грех, отказываться напитаться из священного родника крепи казачества.

Оценка 4.3 проголосовавших: 55
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here