Бодлер молитва сатане

Все о религии и вере - "бодлер молитва сатане" с подробным описанием и фотографиями.

CXXX. Литания Сатане

Здесь вы можете оставить свои комментарии или написать анализ к стихотворению Шарля Бодлера “CXXX. Литания Сатане”

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Мои томления помилуй, Сатана!

Владыка изгнанный, безвинно осужденный,

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, царь всеведущий, подземных стран владыко,

Целитель душ больных от горести великой!

Мои томления помилуй, Сатана!

Для всех отверженцев, всех парий, прокаженных

Путь указующий к обителям блаженных!

Мои томления помилуй, Сатана!

Любовник Смерти, Ты, для нас родивший с нею

Надежду – милую, но призрачную фею.

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, осужденному дающий взор холодный,

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, знающий один, куда в земной утробе

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Мои томления помилуй. Сатана!

О ты, чей светлый взор проникнул в арсеналы,

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

Мои томления помилуй, Сатана!

На роковой черте под властью сновидений!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, кости пьяницы, не взятые могилой,

Восстановляющий магическою силой!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, дух измученный утешив новой верой,

Нас научающий мешать селитру с серой!

Мои томления помилуй, Сатана!

О ты, на Креза лоб рукою всемогущей

Клеймо незримое предательски кладущий!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, развращающий у дев сердца и взгляды

И их толкающий на гибель за наряды!

Мои томления помилуй, Сатана!

Ты, посох изгнанных, ночных трудов лампада,

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Мои томления помилуй, Сатана!

Усыновитель всех, кто, злобою сгорая,

Изгнали прочь отца из их земного рая!

Мои томления помилуй, Сатана!

Тебе, о Сатана, мольбы и песнопенья!

О, где бы ни был ты: в лазурных небесах,

Где некогда царил, иль в адских пропастях,

Где молча опочил в час страшного паденья, —

Пошли душе моей твой непробудный сон

Под древом роковым добра и зла познанья,

Когда твое чело, как храма очертанья,

Ветвями осенит оно со всех сторон!

Другие стихотворения Шарля Бодлера

Имена поэтов

Мысль поэта, живая и трепещущая, оправляется в золото и драгоценные камни, и нельзя уже затем разъединить мысль с ее оправой, не разрушив ее. – Ж. Гюйо

Искать: Бодлер – Молитва Сатане

Похожие песни Бодлер

Слова, текст и перевод песни – Бодлер – Молитва Сатане

чит. Поздняков (ск. 150%)

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду – милую, но призрачную фею!..

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

На роковой черте под властью сновидений!

Восстановляющий магическою силой!

Нас научающий мешать селитру с серой!

Клеймо незримое предательски кладущий!

И их толкающий на гибель за наряды!

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Изгнали прочь отца из их земного рая!

Тебе, о Сатана, мольбы и песнопенья!

О, где бы ни был ты: в лазурных небесах,

Где некогда царил, иль в адских пропастях,

Где молча опочил в час страшного паденья, –

Текст песни Шарль Бодлер – Литания Сатане, Молитва

0 чел. считают текст песни верным

0 чел. считают текст песни неверным

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Мои томления помилуй, Сатана!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду — милую, но призрачную фею!..

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

На роковой черте под властью сновидений!

Восстановляющий магическою силой!

Нас научающий мешать селитру с серой!

Клеймо незримое предательски кладущий!

И их толкающий на гибель за наряды!

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Изгнали прочь отца из их земного рая!

Oh God dethroned, deprived chants!

My longing mercy, Satan!

To bounce back with the force of a new one, the loser!

The healer of the sick souls of great sorrow!

Path pointing to the abode of the blessed!

Hope – sweet but shadowy fairy! ..

To utter court to the scaffold the crowd of folk!

Creator greedy treasure hidden in anger!

Where, hidden in the depths, sleep mute metals!

On the fateful line under the power of dreams!

Retrieves magic power!

Teach us to interfere with the sulfur nitrate!

Stamp invisible treacherously laying!

And they are pushing for the death of the outfits!

You conspirators counselor and fence!

Banish the father away from their earthly paradise!

Бодлер Молитва Сатане

Текст песни “Бодлер — Молитва Сатане”

чит. Поздняков (ск. 150%)

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду – милую, но призрачную фею.

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

На роковой черте под властью сновидений!

Восстановляющий магическою силой!

Нас научающий мешать селитру с серой!

Клеймо незримое предательски кладущий!

И их толкающий на гибель за наряды!

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Изгнали прочь отца из их земного рая!

Тебе, о Сатана, мольбы и песнопенья!

О, где бы ни был ты: в лазурных небесах,

Где некогда царил, иль в адских пропастях,

Где молча опочил в час страшного паденья, –

Шарль Бодлер Литания Сатане, Молитва

Текст песни “Шарль Бодлер — Литания Сатане, Молитва”

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Мои томления помилуй, Сатана!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду — милую, но призрачную фею.

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

Бодлер молитва сатане

чит. Поздняков (ск. 150%)

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду – милую, но призрачную фею.

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

На роковой черте под властью сновидений!

Восстановляющий магическою силой!

Нас научающий мешать селитру с серой!

Клеймо незримое предательски кладущий!

И их толкающий на гибель за наряды!

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Изгнали прочь отца из их земного рая!

Тебе, о Сатана, мольбы и песнопенья!

О, где бы ни был ты: в лазурных небесах,

Где некогда царил, иль в адских пропастях,

Где молча опочил в час страшного паденья, –

Литания Сатане

О ты, всех Ангелов мудрейший, славный гений,

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду – милую, но призрачную фею.

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

На роковой черте под властью сновидений!

Восстановляющий магическою силой!

Нас научающий мешать селитру с серой!

Клеймо незримое предательски кладущий!

И их толкающий на гибель за наряды!

Ты, заговорщиков советчик и ограда!

Изгнали прочь отца из их земного рая!

О, где бы ни был ты: в лазурных небесах,

Где некогда царил, иль в адских пропастях,

Где молча опочил в час страшного паденья, –

Шарль Бодлер — Литания Сатане, Молитва скачать mp3 полная версия / Шарль Бодлер. Видеоклип Шарль Бодлер, “Маяки”

Текст песни:

О ты, всех Ангелов мудрейший, славный гений,

О Бог развенчанный, лишенный песнопений!

Мои томления помилуй, Сатана!

Чтоб с силой новою воспрянуть, побежденный!

Целитель душ больных от горести великой!

Путь указующий к обителям блаженных!

Надежду — милую, но призрачную фею.

Чтоб с эшафота суд изречь толпе народной!

Творцом сокровища укрыты в алчной злобе!

Где, скрыты в безднах, спят безгласные металлы!

Приветствую Вас Гость

Каталог статей

О мудрейший из ангелов, дух без порока,

Тот же Бог, но не чтимый по милости Рока.

Вождь изгнанников, жертва неправедных сил,

Побежденный, но ставший сильнее, чем был.

Все изведавший, бездны подземной властитель,

Исцелитель страдальцев, обиженных мститель.

Из любви посылающий в жизни хоть раз

Прокаженным и проклятым радостный час.

Вместе с Смертью, любовницей древней и властной,

Животворец Надежды, в безумстве прекрасной,

Зажигающий смертнику мужеством взор –

Не казнимым, но тем кто казнит на позор.

Даже в толщах земли узнающий приметы

Подземелий, где Бог утаил самоцветы.

Сквозь граниты умеющий в недрах прозреть

Арсеналы, где дремлют железо и медь.

Закрывающий пропасть гигантскою дланью

От сомнамбул, вдоль края бродящих по зданью.

Охраняющий кости бездомных пьянчуг,

Когда хмель под колеса кидает их вдруг.

Давший людям в смешанье селитру и серу,

Чтоб народ облегчил своих горестей меру.

Соучастник, клеймящий насмешливо лбы

Подлых Крезов, бездушно глухих для мольбы.

Вызывающий в женщинах странным дурманом

Доброту к нищете, сострадание к ранам.

Бунтарей проповедник, отверженных друг,

Покровитель дерзающей мысли и рук.

Отчим тех невиновных, чью правду карая,

Бог-отец до сих пор изгоняет из рая.

Славен будь, Сатана, славен будь в вышине

Тех небес, где царил ты, и там, в глубине

Преисподней, где, свергнутый, грезишь в молчанье.

Успокой мою душу под древом познанья,

Близ тебя, когда свежей одето листвой –

Новый Храм – заблестает оно над тобой.

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Тоска, унынье, стыд терзали вашу грудь?

И ночью бледный страх хоть раз когда-нибудь

Сжимал ли сердце вам в тисках холодной стали?

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?

С отравой жгучих слез и яростью без сил?

К вам приводила ночь немая из могил

Месть, эту черную назойливую гостью?

Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?

Вас, ангел свежести, терзала лихорадка?

Вам летним вечером, на солнце у больниц,

В глаза бросались ли те пятна желтых лиц,

Где синих губ дрожит мучительная складка?

Вас, ангел свежести, терзала лихорадка?

Вы, ангел прелести, теряли счет морщинам?

Угрозы старости уж леденили вас?

Там, в нежной глубине влюбленно синих глаз,

Вы не читали снисхождение к сединам?

Вы, ангел прелести, теряли счет морщинам?

О ангел счастия, и радости, и света!

Бальзама нежных ласк и пламени ланит

Я не прошу у вас, как зябнущий Давид.

Но, если можете, молитесь за поэта

Вы, ангел счастия, и радости, и света!

Эпиграф к осужденной книге

Читатель благонравных книг,

Брось этот горестный дневник

Греха, раскаянья и муки.

Когда у Сатаны в науке

Ты совершенства не достиг,

Брось! Не поймешь ты этот крик

И скажешь: он блажит от скуки.

Но если, трезвый ум храня,

Ты в силах не прельститься бездной,

Читай, чтоб полюбить меня.

Брат, ищущий в наш век железный,

Как я, в свой рай неторный путь,

Люби меня. Иль проклят будь!

Авеля дети, дремлите, питайтесь.

Бог на вас смотрит с улыбкой во взоре.

Каина дети, в грязи пресмыкайтесь

И умирайте в несчастье, в позоре!

Авеля дети, от вас всесожженья

К небу возносятся прямо и смело.

Каина дети, а ваши мученья

Будут ли длиться всегда, без предела?

Авеля дети, все сделано, чтобы

В ваших полях были тучными злаки.

Каина дети, а ваши утробы

Стонут от голода, словно собаки.

Авеля дети, под ласковым кровом

Вам и в холодную зиму не хуже.

Каина дети, под ветром суровым

В ваших пещерах дрожать вам от стужи!

Авеля дети, любите, плодитесь,

Пусть вас заменят детей ваших дети.

Каина дети, любить берегитесь,

Бедных и так уж довольно на свете!

Авеля дети, вас много, вас много,

Словно лесные клопы вы без счета!

Каина дети, проклятой дорогой

Жалко влачитесь с тоской и заботой!

Авеля дети! Но вскоре! Но вскоре!

Прахом своим вы удобрите поле!

Каина дети! Кончается горе,

Время настало, чтоб вам быть на воле!

Авеля дети! Теперь берегитесь!

Зов на последнюю битву я внемлю!

Каина дети! На небо взберитесь!

Сбросьте неправого Бога на землю!

Отречение святого Петра

А Бог – не сердится, что гул богохулений

В благую высь идет из наших грешных стран.

Он, как пресыщенный, упившийся тиран,

Спокойно спит под шум проклятий и молений.

Для сладострастника симфоний лучших нет,

Чем стон замученных и корчащихся в пытке,

А кровью, пролитой и льющейся в избытке,

Он все еще не сыт за столько тысяч лет.

“Не лучше ли страдание,

Как бездны мироздания,

Не лучше ли мучение,

Чем ясный, звонкий смех?

Разлюбим сладкий грех”.

“О, нет, мой брат единственный,

Душа моя смущается;

В ней вечен клич воинственный,

Ей много обещается.

Весь мир нам обещается,

Когда его хотим,

И всякий грех прощается,

Когда простим другим”.

Я устал от нежных снов,

От восторгов этих цельных,

И напевов колыбельных.

Я хочу порвать лазурь

Я хочу горящих зданий,

Я хочу кричащих бурь!

Пусть же вспыхнет море зноя,

Пусть же в сердце дрогнет тьма.

Я хочу иных бряцаний

Для моих иных пиров,

Я хочу кинжальных слов

И предсмертных восклицаний!

Если б вы молились на меня,

Я стоял бы ангелом пред вами,

О приходе радостного дня

Говорил бы лучшими словами.

Был бы вам – как радостный восход,

Был бы вам – как свежесть аромата,

Сделал бы вам легким переход

К грусти полумертвого заката.

Я бы пел вам, сладостно звеня,

Я б не ненавидел вас, как трупы,

Если б вы молились на меня,

Если бы вы не были так скупы.

А теперь, угрюмый и больной,

А теперь, как темный дух, гонимый,

Буду мстить вам с меткостью стальной,

Буду бич ваш, бич неумолимый.

Я ненавижу всех святых, –

Они заботятся мучительно

О жалких помыслах своих,

Себя спасают исключительно.

За душу страшно им свою,

Им страшны пропасти мечтания,

И ядовитую Змею

Они казнят без сострадания.

Мне ненавистен был бы Рай

Среди теней с улыбкой кроткою,

Где вечный праздник, вечный май

Идет размеренной походкою.

Я не хотел бы жить в Раю,

Казня находчивость змеиную.

От детских лет люблю Змею

И ей любуюсь, как картиною.

Я не хотел бы жить в Раю

Меж тупоумцев экстатических.

Я гибну, гибну – и пою,

Безумный демон снов лирических.

Хвала великому святому Сатане.

Ты в Небе царствовал, теперь ты в глубине

Пучин отверженных поруганного Ада.

В безмолвных замыслах теперь твоя услада.

Дух вечно мыслящий, будь милостив ко мне,

Прими под сень свою, прими под Древо Знанья,

В тот час, когда, как храм, как жертвенное зданье,

Лучи своих ветвей оно распространит

И вновь твою главу сияньем осенит.

Владыка мятежа, свободы и сознанья.

О лучший между сил, царящих в Небесах,

Обиженный Судьбой и проклятый в веках,

О ты, кто в черный миг неправдой побежден,

В паденьи не убит, из праха возрожден.

Всего подземного властитель, брат и друг,

Целитель опытный людских исконных мук.

Ты прокаженному, отверженцу, рабу

Указываешь Рай, ведешь их на борьбу.

Ты можешь освятить позорный эшафот,

И заклеймить кругом толпящийся народ.

Ты, чей глубокий взор измерил глубь Небес,

Ты, чьей рукой раскрыт в огромный мир завес.

Ты, жезл изгнанников, ты, жаждущих родник,

Ты, всех повешенных, казненных духовник.

Усыновитель тех, на ком скорбей венец,

Кого от райских нег отринул Бог-Отец.

Еще необходимо любить и убивать,

Еще необходимо накладывать печать,

Быть внешним и жестоким, быть нежным без конца

И всех манить волненьем красивого лица.

Еще необходимо. Ты видишь, почему:

Мы все стремимся к Богу, мы тянемся к Нему,

Но Бог всегда уходит, всегда к Себе маня,

И хочет тьмы – за светом, и после ночи – дня.

Всегда разнообразных, Он хочет новых снов,

Хотя бы безобразных, мучительных миров,

Но только полных жизни, бросающих свой крик,

И гаснущих покорно, создавши новый миг.

И маятник всемирный, незримый для очей,

Ведет по лабиринту рассветов и ночей.

И сонмы звезд несутся по страшному пути.

И Бог всегда уходит. И мы должны идти.

В мучительно-тесных громадах домов

Живут некрасивые бледные люди,

Окованы памятью выцветших слов,

Забывши о творческом чуде.

Сейчас же наложат тяжелые цепи.

“Ну, что же, ты счастлив?” – “Да что ж. Ничего. “

О да, ничего нет нелепей!

А где-то-по воздуху носятся птицы.

Что птицы? Мудрей привидений людских

Жуки, пауки и мокрицы.

Желанье свободно уходит к желанью.

Там нет заподозренных чувством святынь,

Там нет пригвождений к преданью.

Тот знает, как вольны разливные реки.

И если лавина несется губя,

Лавина прекрасна навеки.

Тот знает, что жизнь глубока и прекрасна.

О люди, я вслушался в сердце свое,

И знаю, что ваше – несчастно!

Но вот предо мною захлопнулись двери,

И в клеточках гномы застыли опять,

Лепечут: “Мы люди, не звери”.

Тоскуйте в размеренной чинной боязни.

Бледнейте в мучительных ваших домах.

Вы к казни идете от казни!

Ломаные линии, острые углы.

Да, мы здесь – мы прячемся в дымном царстве мглы.

Мы еще нарядимся в праздничный убор.

Мы еще покажем вам свежесть новизны.

Только два качания, только нет и да.

Утро дышит пурпуром. Чу! кричат орлы!

Я окружен огнем кольцеобразным,

Он близится, я к смерти присужден,-

За то, что я родился безобразным,

За то, что я зловещий скорпион.

Кошмаром роковым и неотвязным,-

Нет выхода, я смертью окружен,

Я пламенем стеснен, многообразным.

Дыханья неотступного огня,

Одним порывом полон я, безбольным.

Я смерть свою нашел в самом себе.

Я гибну скорпионом – гордым, вольным.

Темной толпою, в часовне, убогой,

Путь завершив, и пред новой дорогой,

Суетность нашу забыв на мгновенье,

Тупо мы слушаем сонное пенье.

Тайное древо невидимых сил,

Тает вздыхающий дым от кадил.

В этих покорных глухих восклицаньях,

Молятся звуки и души послушно,-

Что же им в узкой часовне так душно?

В звуки молитв проскользнувший намек –

Тайное слышащих, дышащих строк.

В дверь не проникнут ни ветры, ни бури,

Силою дней закопчены иконы,

Вечны пред ними бессильные стоны.

Что-то вещает нам загнанный поп:

“Жизнь наша – душная – темная. – Гроб!”

Hе рвися думой за могилу:

Дела! дела! – вот твой удел!

Опрись о собственную силу,

Будь тверд, и доблестен, и смел!

Уверен ты в себе едином:

Так из себя все почерпай, –

И мира будешь властелином,

И обретешь в себе свой рай!

Мужайтесь, о други, боритесь прилежно,

Хоть бой и неравен, борьба безнадежна;

Над вами светила молчат в вышине,

Под вами могилы – молчат и оне.

Пусть в горнем Олимпе блаженствуют боги:

Бессмертье их чуждо труда и тревоги;

Тревога и труд лишь для смертных сердец.

Для них нет победы, для них есть конец.

Мужайтесь, боритесь, о храбрые други,

Как бой ни жесток, ни упорна борьба!

Над вами безмолвные звездные круги,

Под вами немые, глухие гроба.

Пускай Олимпийцы завистливым оком

Глядят на борьбу непреклонных сердец.

Кто, ратуя, пал, побежденный лишь Роком,

Тот вырвал из рук их победный венец.

Из “Маленькой трагедии” “Пир во время чумы”

Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю

И в разъяренном океане,

Средь пены волн и бурной тьмы,

И в аравийском урагане,

И в дуновении чумы.

Все, все что гибелью грозит

Для сердца смертного таит

Бессмертья, может быть, залог,

И счастлив тот, кто средь волненья

Их обретать и ведать мог.

Мефистофель в пространствах

Я кометой горю, я звездою лечу

И куда посмотрю, и куда захочу,

Я мгновенно везде проступаю!

Означаюсь струей в планетарных парах,

Содроганием звезд на старинных осях –

И внушаемый страх – замечаю.

Я упасть – не могу, умереть – не могу!

Я не лгу лишь тогда, когда истинно лгу, –

И я мир возлюбил той любовью,

Что купила его всем своим существом,

Чувством, мыслью, мечтой, всею явью и сном,

А не только распятьем н кровью.

Надо мной ли венец не по праву горит?

У меня ль на устах не по праву царит

Беспощадная, злая улыбка?.

Да, в концерте творенья, что уши дерет,

И тогда только верно поет, когда врет,

Я, конечно, первейшая скрипка.

Я велик и силен, я бесстрашен и зол;

Мне печали веков разожгли ореол,

И он выше, все выше пылает!

Он так ярко горит, что и солнечный свет,

И сиянье блуждающих звезд и комет

Будто пятна в огне освещает!

Будет день, я своею улыбкой сожгу

Всех систем пузыри, всех миров пустельгу,

Все, чему так приятно живется.

Да скажите же: разве не видите вы,

Как у всех на глазах, из своей головы,

Мефистофелем мир создается?

Не с бородкой козла, не на тощих ногах,

В епанче и с пером при чуть видных рогах

Я брожу и себя проявляю:

В Мелочь, в звук, в ощущенье, в вопрос и в ответ,

И во всякое “да”, и во всякое “нет”,

Невесом, я себя воплощаю!

Добродетелью лгу, преступленьем молюсь!

По фигурам мазурки политикой вьюсь,

Убиваю, когда поцелую;

Хороню, сторожу, отнимаю, даю –

Раздробляю великую душу мою

И, могу утверждать, торжествую!

Борись – ты смертен, гол и одинок!

Не ожидай ни жертвы, ни спасенья!

Ты сам себе – судья, палач, пророк:

Веди себя на жизнь иль осужденье!

Для недругов – точи острей клинок

И лирой славь победу иль отмщенье!

Пощады нет! Кругом царит порок

И смертных ждет – позор, порабощенье!

Пускай пред лживым идолом добра

Поют жрецы огня и топора

Гимн добродетели, обманом вдохновленный.

Не верь ему! А ведай: есть закон,

Сквозь тьму времен нам возвещает он:

Ты одинок в борьбе со всей Вселенной.

Михаил Юрьевичь в своей поэзии очень часто обращался к образу демона. Он возвращался к ней вновь и вновь, поэтому его стихи и поэмы, где фигурирует демон, существуют в разных вариантах. Но у него было особенное выдение этой темы, которое я не совсем разделяю. Он сделал демона меланхоликом.

Оценка 4.1 проголосовавших: 42
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here